Facebook Twitter RSS
formats

Крым, Олимпиада и гопники

Published on 21.03.2014, by in АКТУАЛЬНО !!!.

К101:”Отличная статья члена “Комитета 101” Леонида Волкова.”

Придумал пару мыслей и аналогий, посредством которых для себя смог все объяснить, определиться со своим отношением к происходящему. Хочу поделиться, может кому-то еще пригодится.

Сначала несколько вводных замечаний:

1. То, что Крым теперь – российский регион (или два региона?) – это само по себе не плохо.
Это хорошо для Крыма и большинства его жителей. Они попадают в страну с более высоким уровнем ВВП, российские пенсии, все дела.
Это хорошо для Украины и ее европейского курса. Минус 1.5 млн просоветски ориентированных избирателей, минус дотационный регион для слабой экономики, минус сильный регионалистский фактор в унитарной стране.
Это хорошо для России (безотносительно Путина). Курорты, история, культурные ценности и Черноморский флот.

2. Вопрос о переходе Крыма под российскую юрисдикцию имел право на существование, мог быть поставлен и мог быть решен цивилизованными средствами.
В новейшей истории было не так мало успешных и корректных референдумов о государственной принадлежности частей государств. Специалисты поправят и дополнят, но самые очевидные примеры – это референдум 1920 года в Эйпене-Мальмеди (сделавший этот немецкоязычный регион частью Бельгии) и референдум 1955 года в Сааре (сделавший этот регион десятой федеральной землей ФРГ). Сравнение с референдумом в Черногории и с будущими референдумами в Каталонии и Шотландии не столь корректно (там речь идет о создании новых государств, а не о переходе региона в состав другого государства), но и оно вполне возможно в методическом плане. А еще были два референдума в Квебеке (второй из них сторонники независимости проиграли со счетом 49.5:50.5), успешные референдумы о независимости в Исландии и Восточном Тиморе... Короче, практика вполне сложилась, и теория тоже.
Народ, действительно, является источником власти и, действительно, имеет право на самоопределение. А реализация этого права сопряжена с огромным количеством организационных проблем, потому что всегда затрагивает очень тонкие материи.
Как организуются такие референдумы – хорошо известно. Это всегда процесс на несколько лет, в течение которых разрабатывается законодательство, описывается дорожная карта переходного периода, организуются масштабные дебаты, готовится само голосование. Общество ищет и находит ответы на вопросы: а что будет с собственностью? с банками? с почтой? линиями связи? таможней? пенсионной системой? войсками? национальными меньшинствами? политической системой? Эти ответы должны найти и те, кто хочет отделиться, и те, от кого хотят отделиться. Часто это очень непростые вопросы, и их решение растягивается на годы.
И только тогда, когда ясность по каждому из вопросов есть и дорожная карта разъединения прописана в деталях, может состояться само голосование. Только тогда за простыми словами “ДА” и “НЕТ” в избирательном бюллетене есть реальное смысловое наполнение, а не пропагандистская шелуха, только тогда избиратели действительно понимают, за что они голосуют, хорошо представляют себе каждую из альтернатив, имеют возможность взвесить все “за” и “против” и, таким образом, действительно получают возможность реализовать свое право на самоопределение.
Думаю, что нет больших сомнений в том, что такой референдум на самом деле мог бы быть организован и проведен, мог дать ясный и признаваемый мировым сообществом результат в районе 80:20 за отделение Крыма от Украины, при этом не создав десятков проблем в духе “а с каких шишей российский Пенсионный фонд сейчас должен платить пенсии крымским пенсионерам?” или “куда податься военнослужащим ВС Украины, которые проживают в военных городках в Крыму вместе со своими семьями?” или “а что будет, если Киев перекроет подачу воды через Северо-Крымский канал?”. И это было бы хорошо (см. пункт 1).

3. То, как это было сделано – было совершенно неприемлемо.
Но события пошли по совсем иному сценарию. То событие электорального типа, которое состоялось на территории Крыма 16 марта, не является, конечно, референдумом, сколько раз бы обратное не повторили бы Путин, Чуров или их кадавроподобный гибрид Чуркин.
Вместо референдума был разыгран какой-то тошнотворный спектакль с экстренной печатью бюллетеней, отсутствием наблюдателей и оголтелой односторонней агитацией; ответы на серьезные вопросы были заменены повышенными дозами Дмитрия Киселева. Вместе диалога России и Украины, направленного на разрешение очень многих вопросов, которые связаны с возможным переходом Крыма под российскую юрисдикцию, было устроено немыслимое позорище, моментально и очень надолго обрушившее репутацию России. Такие эпизоды, как “Вежливые люди”, “Живой Янукович” и “Радиоактивный пепел” надолго запомнились всему миру. Теперь отношения крайне обострены, перешли за грань дипломатического конфликта, и даже базовые вопросы жизнеобеспечения Крыма будет решать непросто. Крым надолго стал больной мозолью для всех.
Россия показала всему миру, что слова про “демократию” для нее лишь слова, что она не излечилась от имперской заразы (и не собирается; более того, гордится этой болезнью, вместо того, чтобы ее стыдиться), что для достижения краткосрочных целей российские власти готовы идти на долгосрочные жертвы несопоставимого масштаба, что они готовы открыто врать и лицемерить.

4. И вот здесь моя первая аналогия:
Крым – это как почти как Олимпиада.
Сама по себе Олимпиада – это ведь очень даже хорошо. Кто ж против проведения Олимпиады в России? То есть вот абстрактная идея “российского Крыма” в вакууме – точно так же, как абстрактная идея “Олимпиады в Сочи” – хорошие идеи. Но дьявол, как известно, в деталях...
Можно было провести Олимпиаду без позорного освоения бюджета? Наверное. Можно было не устраивать безумной гонки по латанию дыр любой ценой в последние дни? Наверное. Можно было не завысить смету в два-три раза, дав друзьям и однокашникам Путина став еще на сколько-то миллиардов богаче? Безусловно.
Но было сделано так, как сделано, с ясной и четкой надеждой, что результат все спишет.
Ну да, украли, ну да, попилили, ну да, понадеялись на “авось” – но какая Олимпиада вышла! какое открытие! какие результаты!
Вот и с Крымом также: ну да, некрасиво, ну да, под дулом автомата, ну да с помощью потоков совершенно геббельсовской лжи – но ведь получили результат! и разве были бы сомнения, что результат был бы иным, сделай мы все “правильно”? – говорят нам провластные пропагандисты в эти последние дни.

И, собственно, вот это сопоставление Крыма и Олимпиады мне помогает четко понять, в чем разница. Эта аналогия нужна не для того, чтобы увидеть сходство подходов, а для того, чтобы осознать их различия.

Ведь, положа руку на сердце, приведенная выше логика в случае с Олимпиадой имеет определенное право на существование. Ну да, распилили. Ну и что? Вложили бы во что-то другое – распилили бы на чем-то другом, только и всего. Безумные деньги, всаженные в Сочи – это, в конечном счете, всего лишь деньги. Труба еще насосет. Точнее так: российская экономика настолько зависит от трубы, что при нынешних ценах на нефть способна выдержать подобный Сочи мегапроект при любом уровне воровства, а в случае падения этих цен рухнет в одночасье совершенно безотносительно того, сколько именно денег было потрачено на Олимпиаду.
Короче, в случае с Олимпиадой положительный результат действительно в определенном смысле оправдывает затраты, потому что затраты – это, всего лишь, деньги.

5. А вот присоединение Крыма – это тот случай, когда результат заведомо не оправдывает средства.
Как раз в плане денег – ничего страшного. Вроде сейчас называются цифры порядка $5 млрд – т.е. около 0.1 олимпиарда – обычный масштаб “мегапроекта”. Ну, конечно, эта смета еще вырастет многократно, но все равно останется где-то в ряду “саммита АТЭС”, “Универсиады в Казани”, “ВСМ Москва-Казань”. Сколько их еще таких было, мегапроектов, сколько еще будет – вон, после “восстановления Крыма” ждет еще “чемпионат мира по футболу”, а там и еще что-нибудь подоспеет. См. выше замечание о трубе и экономики. До поры до времени эпоха мегапроектов будет продолжаться, потом разом закончится, но от того, какие именно это будут мегапроекты, это, в принципе, не зависит.

Увы, долгосрочный репутационный урон (которого вовсе не было в случае с Олимпиадой) здесь стоит гораздо больше, и его ни по какой статье не спишешь. Россия цинично нарушила свои международные обязательства – не просто какую-то там международную конвенцию, а договор, которым она всего 20 лет назад обязалась свято охранять территориальную целостность Украины; Россия стремительно снова превратилась из респектабельного делового партнера в Верхнюю Вольту с ракетами. Путин-то не вечен, он скоро умрет и его съедят червячки, а последствия того, что он натворил всего за несколько пост-олимпийских недель всей стране разгребать еще много лет. Репутации рушатся быстро и восстанавливаются мучительно.

Впрочем, внутренний урон, конечно, еще более губителен, чем внешний. Беда не в том, что рейтинг Путина вырос (упадет столь же быстро), беда в том, что окончательно перезапущен очень важный счетчик. Двадцать пять лет назад он был сброшен на ноль: пошел отсчет времени для поколения людей, которое родилось и выросло не в Империи, и не плачет по ночам в подушку от того, что больше не может командовать Улан-Батором, Бухарестом, Ашхабадом и Вильнюсом. Из классического эксперимента (Moses et al., 1350-1310BC) известно, что если на этом счетчике натикает 40 лет, то очередное поколение излечится от фантомных болей предков: для России бы это означало перерождение из Империи в нормальную европейскую страну, какой она исторически и является. Возвращение в лоно матери-Европы.
Увы, в последние годы этот счетчик перестал правильно отмерять время, практически застыл на месте. Сейчас он сброшен на ноль: после Путина придется начинать все сначала. Реактивация имперского паттерна, зомбирование миллионов людей человеконенавистническими идеями типа “кто сильный, тот и прав” и “пусть ненавидят, лишь бы боялись” – слишком дорогая цена, которую российское общество заплатило за Крым.

6. Вторая аналогия – попытка объяснить, что же случилось.
Если гопник во дворе вежливо попросить закурить – ему ведь, скорее всего, и так дадут, почему не дать-то? Он шипит сквозь зубы “слышь ты, бля, поди сюда, сиги есть?” – не для того, чтобы получить основной результат, а для того, чтобы зафиксировать и побочный, репутационный – чтобы боялись.

Его плохо воспитали: не объяснили, что уважают не того, который кричит громче всех, а того, кто говорит увереннее всех; что умный не тот, кто первый начал конфликт, а тот, кто первый его прекратил; что сотрудничество всегда является в долгосрочной перспективе более выгодной стратегией, чем агрессия. Случается так, что сынок-гопник вырастает у образованных родителей (ну, скажем, у них не было времени им заниматься в детстве), и тогда, случайно увидев с балкона, как он отжимает мелочь у школьников, они испытывают ни с чем не сравнимое жгучее чувство стыда – именно то, что мы с вами сейчас испытываем за Путина.

В случае с Олимпиадой – гопник для форсу разломал новехонький велик, выделывая на нем кренделя, для который тот не был предназначен. Стыдно, но может и поумнеет. Крым – это он отбирает велик у названного лучшего друга, которого сам же клялся защищать. Не только позор, но и уголовка. А ведь деньги есть, он мог бы велик купить. Но он его отбирает, размахивая кулаками: чтобы ненавидели, чтобы боялись, а не для того, чтобы покататься. Долго кататься не будет, разломает и его.

Поэтому, я склонен согласиться с теми комментаторами, которые видят в крымской эпопее прежде всего намеренный курс на разрыв с Западом. Крым – только как очень удачный предлог. Поссориться со всем миром – но вырастить рейтинг? Поссориться со всем миром – но присоединить небольшой регион? Не катит, не объясняет.

Скорее здесь злость и обида на то, что новая путинская элита не поверила в путинскую же пропаганду последних лет. Смеялась в кулачок, и все равно отправляла детей учиться в содомитскую Гейропу. Голосовала как надо, и все равно покупала недвижимость в Пиндостане. Переоформляла активы на детей, фиктивно разводилась с женами, но продолжала плевать на все новые и новые ограничительные меры, свято веруя, что все это – лишь жвачка для быдла, контент для Эрнста-Кулистикова-Добродеева, а к ним, сильным миром сего, не относится.

У Путина и какой-то части его окружения, очевидно, были другие взгляды на все это. Он действительно за империю, за самоизоляцию, за самоуничтожение России. Теперь он решил расставить точки над i.

http://leonwolf.livejournal.com/531499.html

Комментарии отключены.
Home АКТУАЛЬНО !!! Крым, Олимпиада и гопники