Facebook Twitter RSS
formats

Untitled

Published on 19.06.2006, by in О нас пишут.

«URA.Ru» представляет новый спецпроект «Месяц главных редакторов», в котором подведет итоги завершившегося сезона, как в телевизионной, так и в печатной журналистике. Выбрав четыре главных события медиа-сферы, мы попросили прокомментировать их непосредственных участников: главреда «Известий» Владимира Мамонтова, исполнительного директора «ВИДа» Александра Любимова, главреда «Крокодила» Сергея Мостовщикова. Сегодня же – интервью председателя совета директоров группы «Эксперт» Валерия Фадеева, принявшего в отчетный период самое громкое кадровое решение в уральской журналистике. О том, почему был сменен главред «Эксперт-Урала», кто займет его место и какие обвинения в адрес Москвы не оправданны – читайте в спецпроекте нашего агентства.

Валерий Фадеев не скрывает, что отставка главного редактора журнала «Эксперт-Урал» Виктора Белимова была для него непростым решением. Даже лекцию на Всероссийском форуме молодых журналистов в Санкт-Петербурге он начал с уральской истории, используя ее как иллюстрацию тезиса об очень упрощенном понимании ситуации и желании любой конфликт подать, как давление на СМИ и цензуру.

Соратники господина Фадеева более категоричны, говорят, что внутренний редакционный конфликт был в корне неверно подан сторонним журналистам, что претензии к московской редакции необоснованны и надуманны, что лучшее доказательство этому – позиция самого Виктора Белимова, который уже никуда не уходит и остается работать в системе «Эксперта». Ему сделано предложение от аналитического центра уральского журнала, и пока он не ответил «нет». Тем интереснее, что же произошло в самом популярном деловом журнале Большого Урала.

– Валерий Александрович, в уральской редакции вы говорили о смене редактора с одной задачей – консолидация коллектива с требованием развития проекта. На форуме обвинили Белимова в неправильном подходе к подаче материала. – Это одно и то же. Белимов склонен к советско-социальной журналистике, эмоционально-критическому отношению к реальности. В Екатеринбурге я приводил пример с коррупцией, и многие трактовали его, как запрет писать о коррупции. Это абсолютная чушь. Просто можно, как большинство, восклицать, что пока в стране страшная коррупция, ничего не получится, а можно относиться к ней трезво, как к ней относится большинство наших читателей. Наши читатели – это предприниматели, они живут в этой коррупционной среде, и если бы они говорили себе: «Мы ничего не можем сделать», то ничего бы и не сделали. Для них коррупция – естественная среда обитания. Они сами зачастую коррумпируют этих чиновников. Это плохо, но это так.

Поэтому, чтобы быть адекватными нашим собственным читателям, мы не должны рвать на себе волосы в связи с коррупцией, а при возможности бороться с ней. Журнал «Эксперт-Урал» несколько раз писал о работающем у вас «Комитете 101». Прекрасно. Это пример, когда люди объединились, чтобы вместе бороться с коррупцией, и об этом надо писать. А вот вставать на позицию, что пока не преодолеем пороки, нельзя двигаться дальше, нельзя. Мы и так движемся вперед, притом давно и несмотря на многочисленные пороки и проблемы.

Другое дело, о котором говорил Белимов, – дело Сычева. Мы разбирали его, и в «Эксперте» была большая статья. Тут снова неправильное понимание, будто я запрещаю критиковать российскую армию. Это не так. Просто в деле Сычева произошло очень сильное смещение, которое мы попытались объяснить, и оказались правы. Когда возникло дело, мгновенно появилась версия событий. Как выяснил наш корреспондент, ее вбросила какая-то женщина из комитета солдатских матерей – вбросила и исчезла. Потом она оказалась недоступной и для прокуроров, и для журналистов. Между тем, эта версия в течение одной недели стала доминирующей во всей стране и к ней стали относиться как к истине.

Мы обратили внимание, что это неправильно и общество делает то же самое, что и нелюбимые нами коррупционеры-чиновники. А где же суд? А где расследование? Сразу начинают орать: «Мы не верим суду, мы не верим расследованию». Давайте все-таки дадим ведомствам сделать ту работу, для которой они предназначены, потому что в течение недели это дело превратилось в абсолютно политическое. Это даже не политика, а жесткое политиканство, и бедный рядовой Сычев с отрезанными ногами стал разменной монетой, картой в игре политических сил.

А это что? Мы же все-таки за рядового и не считаем, что бог с ним теперь, мы же должны по-человечески к нему отнестись. Здесь нет запрета критики российской армии: она плохая, нельзя брать таких людей в армию, потому что у него врожденная болезнь, которая привела к трагедии. Но в данном случае попытка нашего серьезного анализа реальности вызывала отторжение у некоторых сотрудников «Эксперт-Урала». Я убежден, что я прав, и произошедшее позднее доказало нашу правоту с размеренной политикой.

– Еще одна претензия к вашей политике по отношению к регионам – выкачивание средств из редакций в Москву. – Какие там средства? Там прибыли нет. – Но «Эксперт-Урал» считается самым прибыльным региональным журналом «Эксперта». – Да, конечно, что вы говорите?! Инвестиции, вложенные в это издание, еще не окупились, и неизвестно, когда окупятся. Да, это прибыльное издание, но мы никогда не ставили задачу изъять как можно больше денег из регионального издания. Повторяю, ни в одном региональном издании инвестиции еще не окупились и близко. – Каков статус нынешнего главреда Дмитрия Толмачева? – Я надеюсь, что это будет постоянный редактор. – Он же в разговоре с коллективом ссылается на большое количество собственных проектов и надеется на появление нового редактора. – Если появится новый человек – хорошо. – Но вы ищете? Это будет москвич или преимущество – уральцу? – Лучше местный, не обязательно екатеринбургский.

Вопросы – Михаил Вьюгин, © «URA.Ru»

Комментарии отключены.