Facebook Twitter RSS
formats

Не оттепель, а передышка. Почему не стоит обольщаться насчет ситуации в России

Ожидание определенных экономических перемен становится сейчас весьма распространенным. Возвращение Алексея Кудрина; эпохальноеэкономическое совещание в Кремле; тонкие намеки властей на то, что конфронтация с Западом может оказаться не столь долгой, как предполагалось; стремление главы Европейской комиссии почтить своим визитом 20-й Санкт-Петербургский экономический форум – эти и подобные им события трактуются как начало поворота от внешней политики к экономике как основному предмету внимания «национального лидера».

Я бы, однако, не спешил с ожиданиями перемен – по крайней мере, по трем причинам.

Прежде всего бросается в глаза то, что экономическая дискуссия ведется сегодня двумя группами людей, имеющих свои хорошо понятные интересы. С одной стороны, Кудрин представляет либеральный лагерь, причем скорее ту его часть, которая в последние годы была удалена от принятия самых значимых решений. На его стороне неизбежно окажутся руководители крупных государственных банков и Банка России; лидеры бизнеса, измученные последними ужесточениями; многие бывшие чиновники, в последние годы выдавленные из структур власти; большинство представителей либеральной экспертной среды. С другой стороны, Сергей Глазьев и Борис Титов могут рассчитывать на поддержку крупных неэнергетических компаний, стремящихся к государственным субсидиям и дешевым кредитам; военно-промышленного комплекса, зависящего от государственного заказа; постсоветских интеллектуалов, еще сохранившихся в академической среде. Оппоненты изощрены в аппаратной борьбе – и, судя по тому, что на встрече в Кремле 25 мая было решено подготовить предложения по борьбе с кризисом к второй половине следующего года, речь идет скорее о программе очередного президентского срока и – что особенно интригует – о кандидатуре будущего премьер-министра. А если так, то логика бюрократической состязательности окажется здесь доминирующей, и даже те, кто будет рассказывать о необходимости «экономической оттепели», станут думать лишь о должностях, которые они смогут занять в будущем. Следовательно, по крайней мере ближайшие полтора года станут временем не реформ, а их ожидания.

Следующие моменты, о которых в последнее время начали забывать, – это реальное положение вещей в экономике, не становящееся лучше, и реальные действия государства, не внушающие особых надежд.


Спад ВВП в первом квартале составил 1,2% лишь по предварительным данным: окончательные так и не объявлены, и это удивляет. Снижение экспорта составило 31,9% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года – показатель снижается теми же темпами, что и год назад. Инвестиции продолжают сокращаться: прямые иностранные инвестиции в 2015 году упали на 92%, притом что годом ранее этот показатель ужесократился на 70% (к 2013 году). С начала года Резервный фонд снизился на 29,8% в рублях и на 22,7% в долларах. Во многом консенсусными являются ожидания снижения курса рубля уже этим летом или осенью.


В то же время сейчас наступило время некоторой передышки: плохие новости доступны в основном экспертам и обсуждаются в экспертной среде, тогда как на поверхности наблюдается укрепление рубля и рост нефтяных котировок. Правительство, на мой взгляд, начало сейчас обращаться к экономическим проблемам лишь по одной простой причине – говорить о них стало не так страшно, как было прошлой зимой. По мере того как цены на нефть росли, возникло ощущение, что худшее осталось позади (отсюда и разговоры о пройденном дне – хотя как можно пройти дно?). Но если благоприятные ныне тренды развернутся в противоположную сторону, не возобладает ли желание в очередной раз сместить фокус и снова забыть об экономических темах? Учитывая, насколько власть не любит говорить о неприятном, вероятность этого весьма велика.

Кроме того, не стоит забывать и о том, в какой степени слова наших руководителей расходятся с их делами. Сколько бы ни шло разговоров про оттепель и либерализацию, на деле мы видим, как налоги продолжают расти и новые поборы – вводиться; потворство приближенным олигархам становится правилом, и даже повышение пенсионного возраста, стоящее нынче на повестке дня в Кремле, тоже не кажется приметой оттепели. Масштаб влияния силовых структур на экономические процессы не снижается: нет никаких причин полагать, что власть намерена повышать внимание к проблемам судопроизводства и защиты прав собственности. Сохраняющийся дефицит бюджета не оставляет надежд на то, что в составе антикризисных мер окажутся инициативы по снижению налоговой нагрузки, которая уже достигла уровня Австрии – при совершенно другом качестве предоставляемых государством услуг. Настоящая оттепель начнется только тогда, когда власти немного ослабят хватку, но никаких реальных признаков тому пока не видно.

Настоящая оттепель начнется только тогда, когда власти немного ослабят хватку

Все это позволяет считать якобы наступившую оттепель конъюнктурной; если ситуация в экономике изменится, нет никаких гарантий, что власти попытаются снова сменить акценты, переведя их на нечто более безопасное для себя, и что на деле наступит новый период закручивания гаек, так как поддержание социальной стабильности наверняка потребует дополнительных налоговых поступлений.

Наконец, не нужно сбрасывать со счетов и внешнеполитическую ситуацию, улучшение которой сейчас, как утверждают в российских политических элитах, внушает надежды на нормализацию. Разговоры о снятии санкций с России активизируются, но так и остаются разговорами; пророссийские резолюции в региональных и национальных ассамблеях в Европе мало на что влияют; логика наращивания военного присутствия НАТО у наших границ приведет к появлению многих раздражающих российское руководство моментов в самом ближайшем будущем; перспективы нормализации отношений даже с Турцией остаются иллюзорными.

Показательно также, что в последнее время в российской прессе начало появляться много материалов о нарастающем в верхах разочаровании от сотрудничества с Китаем – что еще год или два назад сложно было представить. Здесь пока наблюдается та же картина, что в экономике: позитивные тренды поддерживаются скорее ожиданиями, а не реальными переменами.

Между тем доклады приближенных к Кремлю групп, – например, того же Валдайского клуба, – которые выступают в роли специфических «опережающих политических индикаторов» в предсказании ближайших трендов, не слишком утешительны. В отношении Европы кремлевские аналитики выступают практически с ультимативными требованиями, которые вряд ли могут стать основой для скорой нормализации отношений. В отношении Соединенных Штатов риторика выглядит еще более жесткой – своими основными ошибками российские лидеры считают то, что не инициировали политику сдерживания Америки гораздо раньше. Что происходит в публичной сфере или на телевидении, знают все. Складывается такое же впечатление, как и от анализа экономической ситуации: наступил период относительной успокоенности, стороны не предпринимают резких шагов – и это порождает надежды на некую разрядку. В Кремле, судя по всему, не предполагают, что на Западе могут ожидать все же чего-то большего, чем просто перерыва в российской агрессивности. И это хрупкое состояние может нарушиться как из-за того, что Западу надоест надеяться, что Россия начнет, наконец, реализовывать свои обещания по урегулированию на Украине, так и потому, что в Москве активизация НАТО или недружественные шаги отдельных западных стран покажутся поводом для ужесточения собственной позиции.

В отношении Европы кремлевские аналитики выступают практически с ультимативными требованиями

Все сказанное позволяет, на мой взгляд, сделать довольно очевидный вывод: нынешняя оттепель является скорее не оттепелью, а временной передышкой, тем более отвечающей задачам бюрократической перегруппировки. Ужесточение государственного курса и в политической, и в экономической сфере не может происходить постоянно – но тот факт, что правительство решило, пользуясь относительно благоприятными условиями, дать ситуации отстояться, а собственному населению, бизнес-сообществу и зарубежным партнерам – привыкнуть к новому статус-кво, вовсе не свидетельствует о каком-либо развороте. Реакция на происходящее говорит о том, что после нескольких лет экономического спада, ожесточенности во внешней политике, военных действий на границах и беспрецедентного разгула консервативной полицейщины внутри страны значительной части активных россиян очень хочется верить в то, что страну ждет смена курса – но, к сожалению, пока еще ни о чем ином.

Оценивая происходящее, я посоветую добродушным мечтателям вспомнить, например, несостоявшуюся медведевскую модернизацию и задуматься о том, насколько тогда было больше возможностей и желания изменить экономический и политический курс страны и что, несмотря на это, развитие не пошло в ожидавшемся направлении, а страна погрузилась в период явной реакции. На мой взгляд, сегодняшняя «прохладная оттепель» затеяна не для того, чтобы подготовить страну и ее граждан к последующим «весне» и «лету», а для того, чтобы этот короткий период можно было с грустным вздохом вспоминать как время мимолетных ожиданий, на фоне которого очередной срок правления Владимира Путина покажется не таким уж и безнадежным.

https://slon.ru/posts/69015

Комментарии отключены.
Home Новости Новости «Комитета-101» Не оттепель, а передышка. Почему не стоит обольщаться насчет ситуации в России