Facebook Twitter RSS
formats

«Это не выборы. Это обман избирателей». Что означает уход Ройзмана с дистанции?

 

«Это не выборы. Это обман избирателей и ролевые игры. Считаю, честные люди не должны принимать в этом участие. Эти выборы надо бойкотировать», – написал в своем твиттере глава Екатеринбурга Евгений Ройзман. Политику не удалось пройти муниципальный фильтр. Не хватило депутатских подписей. Без Ройзмана выборы губернатора Свердловской области становятся игрой в поддавки. Евгений Куйвашев гарантированно сохранит свой пост, у Кремля нет поводов для беспокойства.

Выход Ройзмана из гонки – важная точка. Теперь любые разговоры о конкурентных губернаторских выборах лишаются смысла. Проблемных для власти кандидатов не осталось ни в одном из регионов, где осенью будут выбирать глав (таких регионов, кстати, шестнадцать).


Народный герой


Никто ?давно уже не вспоминает про «кириенковскую оттепель». ?После смены куратора внутренней ?политики в Администрации президента ?почему-то ждали либерализации режима. Одним из признаков этой ?либерализации должно было стать появление в нескольких регионах серьезных конкурентов для ?кандидатов от партии власти на губернаторских выборах. Политологи искали потенциальные точки напряженности. Предполагалось, что серьезная борьба развернется в Марий Эл, в Севастополе и, конечно, в Екатеринбурге. Но без спешки и без особых скандалов – в основном за счет подковерных договоренностей и торга вокруг преференций для системных партий на местных выборах все конкуренты самоустранились. В Марий Эл коммунисты, от которых ждали проблем, вообще не стали выдвигать кандидата, а в Севастополе соратник сверхпопулярного Алексея Чалого Олег Николаев, который собирался дать бой нынешнему врио Дмитрию Овсянникову, получил пост главы корпорации развития города и передумал участвовать в выборах.

Но больше всего внимания досталось Евгению Ройзману. Это неудивительно. Ройзман – прежде всего благодаря деятельности фонда «Город без наркотиков» – звезда федерального масштаба. Одни восхищаются его борьбой, другие из-за неоднозначных методов и жесткой риторики считают едва ли не фашистом, но это не отменяет главного: из всех потенциальных кандидатов, способных противостоять на губернаторских выборах кремлевским ставленникам, только у Ройзмана была всероссийская известность.

А уж в Екатеринбурге Ройзман и вовсе фигура сверхпопулярная. Когда-то давно я прилетел в город (кстати, чтобы написать статью о Ройзмане для несуществующего ныне издания «Русская жизнь»), взял в аэропорту такси. Минуты две мы болтали с водителем о погоде и пробках, а потом он – с придыханием восторга – сообщил: «А я недавно Женю возил!» В городе-миллионнике – один Женя, я не должен был задавать уточняющих вопросов. Я и не задавал.

Даже простая прогулка с Ройзманом по улице – испытание и приключение. Завидев его, старушки бегут через дорогу, падают на колени (это не шутка и не преувеличение), голосят: «Женя, спасибо, внучка спас!» Или жалуются сбивчиво на проблемы. На любые вообще проблемы – от маленькой пенсии до холодных батарей центрального отопления. Наверное, что-то такое и стоит за словосочетанием «народный герой».

Ненавистников, разумеется, у него тоже хватает. Лечение героиновой зависимости гречкой и (до первых уголовных дел против сотрудников фонда «Город без наркотиков») наручниками – вещь, мягко говоря, спорная. Но защитников прав наркозависимых – сужу по личным впечатлениям – и в городе, и в стране явно меньше, чем тех, кому нужен именно такой герой. Высоченный, спортивный, кажется, вполне искренне сопереживающий людям, попавшим в беду (речь не о наркоманах, они, с точки зрения Ройзмана, скорее преступники, чем больные; идею криминализовать употребление наркотиков он как раз недавно в очередной раз озвучивал). Готовый прийти на помощь, не разбираясь в методах. Он, например, спокойно, не без удовольствия рассказывал мне, как сжег во времена оны джип цыганки, которая, как он считал, торговала героином. «Ты же понимаешь, что я про это напишу?» – спросил я. «Пиши, срок давности прошел», – усмехнулся Ройзман.

И еще важно понимать, что Ройзман никакой не оппозиционер. Он мыслит в других категориях. Сам от него слышал: «Если это нужно для дела, я буду сотрудничать хоть с Кремлем, хоть с чертом». Не ручаюсь за точность цитаты, но ручаюсь за смысл.

Зато – интеллектуал, поэт, писатель, коллекционер, тонкий знаток невьянской иконы. Впрочем, не будем погружаться в почти уже вечный спор о том, кто он – циник, изображающий из себя страдальца за народ, несгибаемый борец со злом или чудовище с садистскими замашками. Просто зафиксируем очевидную вещь: дойди Ройзман до выборов, и непопулярному губернатору Евгению Куйвашеву пришлось бы очень сильно напрячь и административный ресурс, и технологии вбросов, чтобы усидеть в своем кресле.

Но Ройзмана на выборах не будет. На самом деле это стало ясно после того, как против Ройзмана взбунтовались свердловские яблочники (он собирался идти на выборы от партии Григория Явлинского). Выдвигать его пришлось на федеральной конференции партии, что противоречит областным законам. Иными словами, с выборов Ройзмана все равно сняли бы, даже если бы он собрал нужное количество подписей муниципальных депутатов.

Люди, знакомые с ситуацией в Свердловской области, утверждают, кстати, и это похоже на правду, что местное «Яблоко» сработало в тандеме с администрацией Куйвашева.

Генеральная репетиция


Снятие с выборов по формальному поводу было бы скандалом, конечно. Предположу, что Ройзман сознательно шел на этот скандал – он ведь отлично понимал, какие проблемы создает ситуация с «Яблоком». Скандал – это ресурс для давления, это новый статус, это позиция «настоящего губернатора, которого власть не пустила на выборы». Но на то и придуман муниципальный фильтр, чтобы таких скандалов избегать. Остановить возмутителя спокойствия на дальних подступах, как ВКС – террористов в Сирии. Собрать подписи без помощи власти практически невозможно (вспомним: даже Алексею Навальному на выборах мэра Москвы в 2013 году пришлось эти подписи принимать как унизительный подарок от Сергея Собянина).

И вся история с неслучившимися конкурентными выборами – повторюсь, речь не только о Екатеринбурге, Ройзман просто очень яркая фигура, на его примере проще рассуждать – читается совершенно однозначно. Дело даже не в том, что никакой либерализации ждать не стоит (кажется, ее и не ждет уже никто, кроме, возможно, Алексея Кудрина). Дело в расстановке приоритетов. Сохранение системы для власти сейчас важнее любых прочих рисков. Даже тень неуправляемости, минимальный шанс появления в губернаторах хоть сколько-нибудь независимого человека – сегодня вещь для Кремля неприемлемая. Ради этого можно наплевать на явку (Ройзман, например, прямо призвал к бойкоту; вот и проверим, сколько весит слово народного героя), рисовать нужные результаты, не опасаясь протестов, уничтожать интригу, купировать остатки интереса населения к выборам. Иными словами, окончательно превращать их в профанацию.

Это важно по двум причинам. Во-первых, губернаторские выборы осенью – последняя репетиция перед президентскими. И нам уже сейчас показывают, как президентские выборы будут проводиться. Не будет там ни конкуренции, ни конкурентов. Вопрос только в том, какими средствами от конкурентов планируют избавляться.

А во-вторых, это значит, что для федеральной власти (будем делать вид, что это институция, а не фамилия) перспектива утратить контроль – реальна. Они ее видят, эту перспективу. Невозможной не считают. Они боятся. Он боится.


Комментарии отключены.
Home Новости Новости «Комитета-101» «Это не выборы. Это обман избирателей». Что означает уход Ройзмана с дистанции?