Facebook Twitter RSS
formats

Вшитый чип и протестантизм

В Журнале «Бизнес и жизнь» опубликована статья под заголовком «Вшитый чип и протестантизм – будущее глазами Дмитрия Головина». С полным текстом Вы можете ознакомиться на нашем сайте.

Я думаю, через двадцать лет уже введут биологические паспорта. Больше не будет проблем с бумажками: «Ах, я потерял или забыл». Чип тебе вшили и куда бы ты не пришел, везде знают, кто ты такой, чем болеешь, на какие лекарства у тебя аллергия, в какие страны ездишь, какие магазины и рестораны посещаешь. Электронное удостоверение будет объединять в себе базу данных о личности, медицинскую карту, страховой полис, банковскую карточку, электронный стимулятор сердечных сокращений и анализатор крови, пропуска… Исчезнут очереди, например, в аэропортах: прошел через «ворота», чипнул и – свободен. И станет даже неприлично не иметь такого чипа, потому что тебя станут считать маргиналом, который не хочет вписываться в жизнь открытого общества, не хочет, чтобы знали, где он находится в любой момент времени. Ведь с чипом каждого моментально найдут в любом месте: «Где этот товарищ на нашей маленькой планете? О, вот он, вдоль Амазонки бегает».

Усилится взаимная прозрачность и контроль государства за своими гражданами. С изобретением квантового компьютера все коды доступа и пароли потеряют смысл – они будут взламываться за доли секунд. Граждане начнут предъявлять более жесткие требования к государству. Не так, как сейчас, когда мы не сильно заморачиваемся на выборах: не нравятся те мужики в галстуках, проголосуем за того — в голубом пиджаке по фамилии Жириновский. Тотальный контроль должен привести к большему доверию между гражданами и государством. Когда гражданин будет знать, что государство его контролирует и в любой момент, может узнать, где он находится, он сразу захочет знать: а кто за мной следит. Раз мы открыты, будьте открыты и вы. Как у Дюренматта: «наблюдение за наблюдающим». Я должен знать, кто сидит у монитора и смотрит за мной. Это, я надеюсь, приведет к прозрачности государства.

Однажды я спросил, какая зарплата у областного министра, а мне ответили: не твое дело. Ах так, если вы информации мне не даете, не имеет права налоги с меня требовать. Когда будет «мое дело», тогда налоги получите. Желание знать, как власть имущие распоряжаются нашими налогами, желание работать, а не молиться — это протестантизм. Думаю, что через двадцать лет принципы протестантской церкви (но не сама церковь!) будут популярны в России. Православие — слишком агрессивная религия. В частности, она выступает против клонирования: «Вот назначено тебе господом умереть в пятнадцать лет от рака, судьба твоя такая». Я всегда говорил, что моя вера в бога заканчивается в детском онкологическом диспансере. Лежат десятки детей с опухолями. «За что?» — «За грехи отцов», — отвечают священники.

Интернет и доступность любой информации — нож в спину религии. Это доступ к огромному массиву информации, целая субкультура, основанная на здоровом юморе, на жизненных вещах, там весело и интересно. А православие невыразимо скучно и потому проигрывает. «По жизни» нашему обществу пора определиться: или этот мир – результат божьего замысла (то есть непознаваем), либо он может быть описан и улучшен научными методами. Я уверен, что и поэтому через двадцать лет православие не будет занимать такие позиции, как сейчас. Думаю, это и к лучшему.

В 60 лет сяду писать книгу

Мое будущее очень сильно зависит от детей. У меня нет планов заработать и свалить. Другое дело, что старшая дочка учится-мучится в девятой школе и несколько раз успела съездить в Германию и завести друзей, с которыми она переписывается. Уже говорит о том, что хочет там учиться там и вполне вероятно, что останется потом жить. Последний раз приехала из Германии и говорит, что надо бы Путину письмо написать. Я подумал: «Вот гены-то родительские чувствуются». Спрашиваю ее, что писать собралась. А она мне: «Мусор в России неправильно собирается, его ведь надо сортировать и перерабатывать». Она уже понимает, что Европа далеко от России ушла. И если здесь ей, когда она вырастет, не смогут предложить самореализацию и достойную жизнь, она просто уедет. Если так, я тогда тоже в Германию перееду.

Есть желание написать художественную книгу. Сейчас некогда — нужно выпасть из рабочего процесса месяца на три, написать черновик, затем перечитать, подправить. Впрочем, я не очень верю, что эта книга человечеству нужна. У нас и без того много графоманов. А почему? Потому что нет стратегического плана у страны. Все сегодня живут «в никуда» – без смысла и цели. А след на земле хочется оставить, так вот хотя бы книгу напишу. Писать надо, когда не можешь не писать. Так что насчет книги подумаю еще.

Помню, как в школе мы писали сочинение, какими мы будет в 2000 году. Я тогда написал, что стану замдиректора конторы, буду ездить на «шестерке» и куплю дачу на шести сотках. Сейчас это смешно. Самое главное для меня — семья. Через двадцать лет одной моей дочери будет 31 год, а второй — 26. Надеюсь, девчонки уже будут замужем и у меня внуки появятся. Буду рассказывать им истории о нашей жизни и путешествовать.


Дмитрий Головин

Комментарии отключены.
Home АКТУАЛЬНО !!! Вшитый чип и протестантизм