Facebook Twitter RSS
formats

Дмитрий Головин: О Лондоне и людях, его населяющих.

Обращаю внимание слабонервных читателей: ниже приведено мое ЧАСТНОЕ мнение по многим вопросам. Оно не политкорректно, не претендует на истину в последней инстанции. Я грешен этноцентризмом – то есть обо всем сужу с колокольни русского горожанина, родившегося и выросшего в Свердловске.

Например, я действительно считаю татуировки и пирсинг уродством, потому что обратить на себя внимание можно другими способами – например, в 45 лет сохраняя кубики пресса на животе или читая на память Евгения Онегина или, не к ночи будь сказано, Уильяма, нашего, Шекспира.

Хотя плоские девичьи животики с проколотым пупком мне все-таки нравятся – ничего могу (и не хочу) с собой поделать.

Это я к тому, что будьте англичанами, читая этот текст: не относитесь к нему очень серьезно.

Да! И еще одно: если кто-то способен потратить пару семейных вечеров на то, чтобы узнать, какие они, англичане, в действительности, советую книгу Кейт Фокс «Наблюдая за англичанами».

Хотя и антрополог Фокс в книге постоянно извиняется за свой субъективизм.

21.09.09 понедельник

Первое занятие в школе. Вокруг – толстые испанские, нет — испаноязычные скорее, подростки постпубертатного периода. В трудных местах переходят на родной язык. У всех – карие выразительные глаза, почти всегда — роскошные волосы и зубы. И в дополнение — привески по бокам, так называемые «жопины уши» и, естественно, сама жопа. Несколько азиатских лиц — из Таиланда, Южной Кореи, Японии. Славян нет — ни поляков, ни украинцев с белорусами, ни чехов. Парни из Турции воспринимаются мною почти как родственники — похожи на наших кавказцев, с нормальным твёрдым «р» и понятным чувством юмора и акцентом. В одном задании был вопрос, довольны ли вы своей внешностью. Все испаноязычные толстяки, оказывается, очень себе нравятся.

В школе Malvern House учителя довольно странные люди. Например, некая Али постоянно включала радио на уроке. И представьте обстановочку: ученики бубнят друг другу что-то в уши на ужасном английском, играет радио, по классу мечется Али, вступая в разговоры то тут то там, хотя может быть она приучала нас к разговору на вокзале, например…

Вечером записался в фитнес-клуб. 75 фунтов/паундов — примерно 3800 в рублях. Это за месяц. Снова — куча толстяков, только теперь англоязычных. Негры встречаются нормальные, а европейцы — и так не красавцы, дак ещё уродуют себя — кто козлиную бородку отпустит, кто волосы вокруг лысины отрастит и в хвостик соберёт, кто пирсинг сделает или тату какое-нибудь пострашнее...


22.09.2009 вторник

Событий много, Познакомился с парой из Москвы — Татьяна и Виктор Скребковы. 175-1.jpg Владельцы малого стоматологического бизнеса. У Виктора дочь, как я понимаю, от первого брака учится в Лондоне. Хороший тон сегодняшнего среднего русского класса — чтоб дети ДЕЙСТВИТЕЛЬНО получали знания, а не учились ставить крестики на ЕГЭ. В первый же вечер 22 сентября, посетив Британский музей (ей-богу, есть на что взглянуть) решили отметить приезд. Англичане после работы расслабляются с бокалом старого доброго эля в руках. Причём пьют, курят и разговаривают на улице — благо тепло. Внутри пабов запретили курить вообще (вот бы и у нас так же!). Если бармен не уследит — у паба отбирают лицензию на алкоголь. При этом никого не интересует, что «этот паб открыл ещё мой прадед во времена Королевы Виктории» – извини, парень. Закон для всех одинаков.

Британский музей шикарен, как любой музей в стране, бывшей или являющейся империей. Так и встают перед глазами колониальные чиновники в пробковых шлемах с твёрдой верхней губой, пакующие барельефы Парфенона. И — на родину! Всё — на берега Темзы-матушки! Сегодня Греция старательно поднимает вопрос о возврате культурного наследия, грозя предъявить Британии счёт за владение. С другой стороны, Британия может тоже встречный счёт выкатить — за хранение. Потому что, если бы не британцы, то не видеть бы нам многого — турки, как мусульмане, в 19 веке не больно-то сохраняли культурное наследие язычников и прочих всяких эллинов. Или вообще относились к Парфенону как к рукотворному месторождению мрамора. И — как почти во все музеи в Британии, вход свободный. Даже сумку некуда сдать. От такого доверия даже как-то сразу лучше становишься, невольно начинаешь чувствовать себя джентльменом. Хоть немного.

Занятия идут нормально, только школа, видимо, всё же сильно экономит на учителях, преподы из них получаются не очень. Одна, например, (Дженифер) часто повторяла «Айкай». Я тупил минут сорок (первый урок всё же), потом насмелился: что за слово вы, гражданочка, всё время повторяете? Ой! – говорит, – простите! Это, наверное, мой австралийский акцент виноват. Это я «О-Кей» так говорю!

...И понял я, что никому доверять нельзя... Только учебнику Верещагиной «Английский язык» для средней школы – можно.

23 сент. Среда

Сегодня видел шотландца в метро. Ощущение средневековых традиций, тестостерона и мужской мощи. Он был с длинными рыжими волосами в какой-то, явно традиционной, шапочке, в килте. На широком поясе — какие-то железные прибамбасы, пирсинг на лице и — тысячелетние традиции за спиной. Представляю описание какого-нибудь сражения в средние века: «Взревели волынки... Шотландцы бросились на врага...» Мороз по коже. Сразу стал понятен римский император Ариан, построивший стену, чтоб отгородиться от этих страшных горцев. Так у нас недавно мпогие хотели построить стену вокруг Чечни. Новая русская страсть к заборам, шлагбаумам, консьержкам и охране в каждой лавке вон когда ещё зародилась. И — вон где.

Что, конечно, лишний раз доказывает нашу европейскую сущность.

24 сент. Четверг

Как там у Стивена Кинга... «Матушка Абигейл! Я не верю в Господа нашего... Это неважно, парень. Главное, что он верит в тебя.»

...Раздался звонок: – Добрый день! Вас беспокоит русская служба Би-Би-Си, меня зовут Виктория. Господин Головин, не могли бы вы прокомментировать рейтинг Transparency International об уровне коррупции в различных странах, в котором Россия заняла сто сорок седьмое место? О-Кей — говорю, только я в Лондоне, поэтому говорить будем невообразимо быстро. – О-о-о Мы тоже в Лондоне! Не могли бы Вы подъехать тогда к нам и дать комментарий в прямом эфире?! Меня чуть паралич не хватил. «Не могли бы Вы...» Ещё как мог бы! Лечу! Бегу! Еду ...Уже в здании ВВС я начал осторожненько дёргать удачу за хвост: «А вот где-то здесь, говорят, Сёва Новгородцев работает... – Да, он сейчас находится в студии. Вы его увидите перед эфиром. – А нельзя ли ему сказать несколько тёплых слов? – Почему нельзя?! Ещё как можно! – У меня случайно с собой, в кустах, как говорится, видеокамера... Не будете ли Вы, Виктория, столь любезны, чтобы заснять встречу Комитета 101 в моём лице и коллектива ВВС в лице господина Новгородцева?! – и аж ножкой по полу скребу от вожделения... А Виктория так просто и говорит: – Да пожалуйста!
Выходит Новгородцев из студии... А перед этим, надобно отметить, он произнёс в эфире следующую фразу: «Как говорил один ныне незаслуженно забытый русский рокер, Вова Синий, «Выходите, девки, замуж за меня!» – вот за это я и зацепился. Не забыт, говорю, Вова Синий! Я его песни слушал! Он в Снежинске живёт! – а у самого крыша едет: где мы и где Снежинск с Вовой Синим! А Новгородцев, которого я впервые слышал на старом приёмнике «Океан» и преимущественно ночью — вот он, руку мне жмёт и говорит приятное... Говорил он приятное и после эфира. Сказал среди прочего, что отсюда, из Лондона, Екатеринбург представляется некой аномальной культурной реальностью, творящей новые смыслы. Что он с удовольствием узнал о Комитете 101, что является поклонником Красной Бурды, что слышал о Коляде и знает о Кормильцеве и Шахрине. И вы, мол, братцы, не опускайте планку. ...

Я пообещал.
Видео исторической встречи смотрите тут!!

6 сентября, суббота

Ездили с экскурсией по городу. Заходили в Тауэр. Видел место казни Анны Болейн. Всё грустно. Власть не приносит счастья. Познакомились с Евгением — психологом, родом из Эстонии, закончил университет в Питере, случайно уехал в Лондон и как-то привык... практикует здесь два года. Не в восторге от Англии. Вот, говорит, приезжаешь к клиенту в дорогущий дом в дорогущем районе. Клиент реально с деньгами. Но: в его доме паркет скрипит каждой досочкой, лестница шатается, а мебель просто разваливается, ибо она викторианской эпохи (XIX век). Здешняя шутка: Ха-ха! Да какие они аристократы! Они даже мебель покупают! – предполагается, что джентльмен мебель получает по наследству. Так вот. А клиенту этому — нормально! И, заметьте, парни: здесь новых домов почти не строят, здесь только перестраивают. К Олимпиаде, правда, начали шевелиться.

Всё верно говорит.

27 сентября, воскресенье

Ездили в Брайтон — курортный город в часе езды от Лондона. В это время там проходила конференция Лейбористской партии и, естественно, присутствовал Гордон Браун — нынешний премьер-министр Великобритании. Полиции набежало... Как у нас в будний день. Демонстрация прошла прямо перед залом, где проходила конференция... Никого не винтили, естественно, в «коробки» не бросали. При этом публика была такая, по которой у нас психушка плачет: например один, внешне похожий на выпускника Освенцима, то есть худой, как щепка, с проколотыми бровями и татуировками прямо на костях, голый по пояс, заводил толпу, выкрикивая лозунги. Одет он при этом был в зимнюю шапку. Ну, и штаны — такие, у которых мотня у колена.. Культурно поорали нестройным хором «Требуем работы! Лейбористы нам обещали! Выполняйте обещания! Где социальная помощь!? Где наши деньги!?» – и разошлись.

В общем, скука... На наш «марш несогласных» вообще не похоже. Ничем.

28 сентября, понедельник

Сегодня видел девушку... Нет, иногда я видел тут разных девушек, но эта... Даже не знаю, откуда начать — сверху или снизу. Пожалуй, сверху. ...Как здесь принято — неухоженное прыщавое лицо без капли косметики. Хотя такому лицу каплей уже не помочь. Грязные волосы, когда-то покрашенные в белый цвет — чтоб грязь была лучше видна. Облупленный маникюр двухнедельной давности. Сигаретка в сморщенной лапке. Расстёгнутый жакет из искусственного меха, толстого, похожего на овчину. Под ним — кофта настолько блёклого цвета, каких я в сельмаге в мохнатые советские годы не видел — не завозили, боялись — убьют за такое. Из-под кофты выглядывает платье из «весёленького» (то есть с цветочками) ситечка. В России таких цветов уже не найти... А у этой – сохранилось. Такой невообразимо блёклый цвет получается, если загружать в стиральную машину вперемешку бельё всех цветов и оттенков, не зная, в какой цвет оно покрасится в итоге. Брюки (из-под платья) — нечто среднее между джинсами и спортивными штанами. И — апофеоз всего: шлёпанцы-вьетнамки на ногах! Про отросшие ногти на ногах лучше, видимо, не говорить вообще...

При этом она не бомж и не алкоголик. Докурила, достала нормальный Айфон и давай с кем-то болтать. … Чувствуешь себя в огромном зоопарке, причём сразу и посетителем и экспонатом.

28 сент. Понедельник

Ходил в российское посольство. Конечно, от ужаса предстоящего столкновения с российской бюрократией заранее бросало в пот, но всё обошлось. Все были вежливы, милы и работали довольно быстро. Приятно удивился.

29 сентября, вторник

Ходил в музей Черчилля и кабинета министров во 2 мировой войне. Без сюрпризов не обошлось. Аскетизм обстановки меня не удивил — я ожидал чего-либо подобного, но особенно трогательно смотрелись ночные горшки под кроватями премьер-министра и его супруги. Черчилль метался челноком по всему миру, втягивая все англоязычные страны в войну на своей стороне. В Вашингтоне только провёл 3 конференции, в Квебеке две и намотал в разъездах за войну больше 106 000 миль.

Потом ходил в Парламент с экскурсией. Снова вспомнил школу и рисунок в учебнике — палата общин, палата лордов... И вот я здесь

30 сентября, среда

Придумал определение для Лондона: город одиноких идиотов. Хотя не идиоты по факту, просто так выглядят, но каждый, скажем так, странный человек может найти здесь своё место. В этом очарование Лондона.
162-1.jpg
204-1.jpg
40-11.jpg
205-1.jpg
207-1.jpg
315-1.jpg
317-1.jpg

Здесь всего много и очень густо намешано. Паша Попов, здешний знакомый из Уфы, Pasha%20i%20ya.jpg
Pasha%20Popov%20i%20ya.jpg
рассказал о семье своей знакомой из Уфы: девушке 40 лет, замужем за местным 49 лет. Детей у них нет — они пока «живут для себя» Она работает временами — уборка, помощь по дому, уход за старыми да малыми... Иногда возит в Россию какие-то товары: муж провожает её в Хитроу. Это дёшево — он берёт за это с неё всего 20 фунтов (паундов). Он, в свою очередь, на работе не очень напрягается — работает почтальоном, дома в 15.00. В 17.00 к нему, как правило, приходит друг с банкой пива (одной). Наш герой тоже достаёт из холодильника банку пива (одну), и они садятся... Нет, не бухать, не болеть за «Манчестер» или «Арсенал», не играть в карты или смотреть автомобильные или ещё какие фото... Они играют в компьютерные игры! У обоих приставки, беспроводные джойстики и прочая дребедень — и они палят в друг друга примерно до 22.00. И так — почти каждый день. Уже несколько лет. Реальный лондонец, одинокий сумасшедший. На Рождество он подарил своему другу модель самолётика — неторопливо клеить... Друг ему — набор пазлов. Они такие милые, правда? Двое взрослых британцев, связанных крепкой мужской дружбой. Понимаю, о чём вы подумали. Нет, они не голубые.

03 октября, суббота

Сегодня ездил в Эдинбург. Звукорежиссёр ВВС Паша присоветовал, да и Паша Попов тоже об этом говорил. Шотландцам в принципе нечем торговать, кроме своей чести и воинских умений, поэтому они служили при всех дворах Европы. Сама Шотландия – зеленые холмы, серые скалы, синее море. Полезных ископаемых нет. Товарного производства практически тоже нет. Населена шотландцами, которые все друг другу не друзья – то есть из разных кланов, зачастую враждующих.

04 октября, воскресенье
208-1.jpg
210-1.jpg
211-1.jpg
213-1.jpg
214-1.jpg
318-1.jpg
320-1.jpg
321-1.jpg
322-1.jpg

Рынок в Камден Таун или на Камден стрит — не знаю, как правильно. Сборище всех фриков Лондона — проколотые носы, губы, брови, уши.Тату на всех частях тела. Волосы розового,зелёного, синего, оранжевого цвета, выбритые местами, а местами собранные в дреды. Всё оформление любого нашего бара или паба — оттуда.

05 октября, понедельник

...Сегодня на уроке учительница Лиза (родилась и живёт в Лондоне) обмолвилась, что у неё был двойной перелом руки в детстве, а доктор перелом лучезапястного сустава заметил, а локтевого — нет, и теперь у неё не фиксируется левая рука — нет «включения» как говорят спортсмены. Рассказано это было походя, без возмущения тупым доктором или уровнем медицины вообще: просто откуда вы взяли, что всё время будете счастливы и здоровы? При этом у неё плохое зрение, а операция очень дорогая, неправильно выросли зубы — то есть не исправили в детстве прикус — то ли не надо было никому, то ли что... Лиза никогда не была в Эдинбурге, потому что это по её словам — другая страна, где люди агрессивны, много пьют и там холодно. Лиза не видела Стоунхендж — «туда же ехать надо» Лучший отпуск в своей жизни она провела в Испании – «мы ели, пили, танцевали, снова ели, снова пили... Это было восхитительно! Я потолстела на 10 паундов!» Бойфренда у неё там не было — поехали женской компанией. Она бы хотела быть пилотом, но не прошла по зрению, работала бебиситтером, сейчас вот — учителем, всё это только ради денег... Не пользуется дезодорантом, хотя надо. Не пользуется косметикой и духами. Вроде не замужем, ненавидит детей – «они всё время орут и бегают». При этом другой жизни не мыслит — жизнь в иных местах явно в её представлении не лучше, потому что Лондон — центр всего. ...

Вы всё ещё думаете, что в России плохо живётся?!

06 октября, вторник

Сегодня на уроке Лиза (учительница сотая моя) снова исполнила. Вначале вбежала в класс со словами: «Ненавижу такую погоду!» На улице слегка покрапывало. Лиза с жалобной гримасой стянула с обеих ног свои туфли (такие местные, без каблуков, похожие на балетные) и продемонстрировала всему классу дыру в подошве. Через некоторое время она объявила: «Я пошла в туалет!». Жаль, не сказала, зачем. Спросить постеснялся. Только собрался над этим поржать с турецкоподданными парнями из класса, как одна такая из себя «тётя Роза» реально из Бразилии встаёт и тоже объявляет, что пошла в туалет. Блин, что они простые-то такие?
Кстати, о простоте. Эта «тётя Роза» (у неё грудь шестого номера и жир вокруг) как-то раз, объясняя, что деньги лучше менять в Лондоне, нежели в Париже, вдруг говорит: «Хотела обменять деньги, купить метадон (наркотик, вроде бы)...» Вот, спрашивается, она что — гордится тем, что на метадоне сидит? Или просто дура? Или — другой вариант, моему пониманию недоступный?

Фотографии девушек из класса: сидит учительница Дженифер (Австралия), слева направо стоят: Саюри (не знает Эйнштейна, Япония), Кристина (Венесуэла), Дмитрий Головин (типа все знает, Россия), Анна-Мария (Колумбия) и “тетя Роза” (Бразилия). V%20klasse.jpg

07 октября, среда

Жизнь в Лондоне определяется негласными правилами. Во всяком случае, на мой пророссийский взгляд. Выглядят эти правила для европейцев примерно так:

1. До тебя никому нет дела.
2. Ты здесь такой один
3. Ты можешь делать что хочешь в рамках закона.
4. Всё постоянно меняется, включая тебя
Если нации, бывшие имперскими (американцы, испанцы, французы, русские, немцы) худо-бедно растворяются в местном бульоне космополитизма, то другие нации сбиваются в стайки и стараются жить кучками. Житиё диаспорами сохраняет хоть какие-то ориентиры, даёт, условно говоря, понятия, где верх, где низ, что такое хорошо и что такое плохо. Хотя культура какого-нибудь африканского племени здесь даёт настолько причудливые ростки... Это дикое смешение культур и даёт полную дезориентацию и, как следствие — деградацию, если ты живёшь не в своей культурной среде. Даже русские женщины () сдаются года через 3 — 4, превращаясь, говоря по-нашему в закомплексованных синих чулков: в бесформенных
штанах, стоптанных кедах или кроссовках (не туфлях!), неопределённого цвета и размера кофтах... Одна тут сказала Паше Попову: «А ради кого тут красоту наводить?! На меня за 3 года ни один мужик внимания не обратил.» При этом она запсиховала, когда задержалась на ужине дольше 20.30 — обычно она дома в 20.00. Я думал — одна она такая, но у Паши здесь две знакомых из Уфы — говорит, обе такие. Улицы реально пустеют в 20.00 и только в центре народ целеустремлённо набухивается в Пабах.

08 октября, четверг

Ходил вечером в VIBE BAR на Brick Lane Street – оказалось, рок-музыка там на втором этаже, хотя ничто, как говорится, не предвещает. Звуков не слышно, на первом какой-то диджей себе под нос что-то бормочет, музыка громкая — все друг другу в уши орут. А на втором — просто идиллия. Вспомнил славные 80-е, ДК Урицкого, Свердловский рок-клуб... Продавленные диваны, обшарпанные стены, ободранный пол... Правда, в углу наливают — без фанатизма, напитки самые простые. VIBE переводится как «пустой, никчёмный, тщетный»- в моём карманном оксфордском словаре даже нет этого слова. Но звук был выстроен очень славно. И на уши не давил. И парни играли наотмашь, хотя публики было мало — человек 30, не больше.

На входе-выходе стояла женщина из Грузии — разговорились. Дежурные извинения за Саакашвили, и: «Ах! Здесь свобода, свобода, как хорошо, что я сейчас здесь» Я произнёс длинный спич на тему «Нельзя жить в обществе и быть от него полностью свободным (независимым)» – как сказал, по-моему, В.Г.Белинский по поводу Е.Онегина (герой одноименного романа). Она не согласилась. Зато в Лондоне на неё никто не давит! А в Грузии мама давит! Учит жить! В общем, «поучайте лучше ваших паучат» Я, конечно, посмеялся. У нас, говорю, такая свобода тоже есть. В тайге, например. Там деревьям плевать на тебя. И комарам плевать — они своё высосут. И всем остальным представителям флоры и фауны. Они в другом измнрении. И если тебя уволили с работы, а ты пошёл в лес погулять и поплакать у какой-нибудь сосёнки — это очень похоже на Лондон.

Вот сидишь ты, образованная грузинская женщина, в метро, к примеру. Умеешь стряпать чохохбили и хинкали, даже умеешь готовить долма... И в глазах у тебя светится восторг от прочитанных книг Руставели, от виденных фильмов Иоселиани и Абуладзе... И сидят напротив в метро разные симпатичные парни: из Турции, Польши, Марокко, Палестины, Нигерии, Индии и Тайланда. И всем им плевать на твоё хинкали и твоего Руставели. Они своих-то поэтов и режиссёров не знают, а в Лондон за длинным паундом приехали. Поэтому ваше, говорю, спасение, в смысле неимперских наций — только в диаспоре! Там, и только там тебя оценят по достоинству. Вот такой спич я задвинул бедной грузинской женщине, вышедшей замуж за англичанина.

Вообще заметил, что эмигранты с удвоенной силой хают свою бывшую Родину и превозносят настоящую. Им, видимо, надо оправдать свой шаг — доказать всем и себе тоже, что решение уехать из «грёбанного совка» было верным и мы там так и остались в совке, а они — на коне и все в белом. Только ведь ещё персы сказали: «Ты сказал — я поверил. Ты повторил — я стал сомневаться. Ты стал настаивать — я понял, что ты врёшь». Очень уж эмигранты настаивают на том, что у нас коррупция, и пьянство, и менты людей стреляют. Всё это так, конечно. Но у нас квартиры побольше и подешевле, чем в Англии, пища повкуснее и поздоровее, женщины покрасивее (В разы! – чего уж там!) И образование с медициной пока лучше и доступнее — в те же разы. Да и двигаемся и думаем мы тоже быстрее. В общем, в каждой избушке — свои погремушки. И если ты уехал из родной страны за колбасой — веди себя достойно и жуй её молча. За умного сойдёшь.

09 октября, пятница

259-1.jpg
263-1.jpg

Музей Шерлока Холмса и доктора Ватсона — так корректно это называется. В доме жил Артур Конан-Дойль.Многие характеры (миссис Хадсон, к примеру) он писал практически с натуры. Дом в 4 этажа с подвалом. Комнатки по 9 — 12 метров, рассохшиеся половицы, всё тесно, неудобно и неуютно. Вдруг дошло, что Холмс снимал у м-сс Хадсон комнату, как и Ватсон — то есть своего угла у него не было. Они (лондонцы) и сегодня так живут — в доме, где я живу (3 этажа) — два коренных лондонца, один ирландец и трое студентов. В случае же с Холмсом специфический английский юмор в том, что м-сс Хадсон — владелица дома, настолько прониклась уважением к мистеру Холмсу, что даже подаёт ему чай и докладывает о визитёрах. То есть, видимо, англичане в XIX веке находили это забавным. Россияне в XXI тоже этому удивляются. При этом на какие деньги они все жили (в смысле Холмс с Ватсоном) не очень понятно. Только два, по-моему, раза Холмс получал вознаграждение — в смысле, предполагается, что получал, конечно, чаще, но впрямую об этом говорится два раза. Всё по формуле «Джентльмены не говорят о деньгах. Джентльмены их имеют»

10 октября, суббота

Стоунхендж — не прибавить, не отнять.

После этого — экскурсия в городок Солсбери. В местном соборе, самом высоком в Британии, хранится Великая хартия вольностей — MAGNA CARTA по-здешнему. Кусок пергамента, впервые засвидетельствовавшего рождение гражданского общества в Ангии в 1215 году. И похоронены епископы и лорды, учавствовавшие в её разработке. В общем, всё круто.

Просто прогуливаясь по Солсбери, наткнулся на дом, в котором нобелевский лауреат Уильям Голдинг был “schoolmaster” – до сих пор гадаю, что это такое. В его романе «Повелитель мух» тёмное человеческое начало воплощено в образе детей из церковного хора, беспрекословно подчиняющихся своему вожаку. В образе вожака легко угадывается сравнение с Гитлером. То, что Голдинг преподавал в церковной школе собора в Солсбери, было для меня открытием — здорово, видно, допекли его детишки из церковного хора... Или он просто сделал «умозрительный» эксперимент, поместив их на тропический остров без взрослых: посмотреть, много ли в них останется человеческого. Осталось мало — им практически хватило нескольких дней, чтобы превратиться в зверей. Добро олицетворяет мальчик, от лица которого ведётся рассказ – он не очень силён, не очень смел, иногда впадает в отчаянье и боится, но он в этом романе — человек, который не предаёт себя и других. Голдинг явно склоняется к человеку рефлексирующему, сомневающемуся в своей правоте и в самом своём праве нести ответственность за всё. Хотя обстоятельства складываются таким образом, что кто-то всегда должен взять на себя эту ответственность, кто-то должен быть впереди, кто-то должен быть первым. И лучше, чтоб этот человек перед принятием решения солмневался в своей правоте. И обсуждал его с другими, разделяя ответственность. Это и есть, по Голдингу, демократия.

11 октября, воскресенье

Снова посетили Камден-таун. Просто встали на улице и час, наверное, снимали лица из толпы — все эти тату, дреды, бантики, шляпки, хайры всех цветов, пирсинг. Магазин «Cyberdog здесь, на Камдене, торгует кислотной одеждой под кислотную же музыку — продавцы одеты как инопланетяне, их одежды светятся в неоновом свете, на голове — невообразимые причёски трёх — четырёх цветов, сапоги на сетящихся платформах.... Идея классная, но где в Екатеринбурге столько инопланетян найти? И покупатели же тоже должны быть немножко больными на голову — иначе зачем это всё?

12 октября, понедельник

Ездил обедать (в тайский буфет — когда ешь до отвала за 5 паундов — рублей 260 по-нашему) в South Kensington – на выходе вдоль эскалатора по всей длине — реклама журнала «СНОБ» на русском языке. Для местных и всех остальных русских — говорят, их в этом районе много. Прикол в том, что кроме русских никто эту рекламу не понимает. Да и я, к примеру, тоже понимаю её плохо. Она явно сделана не для увеличения тиража, не для продвижения журнала «СНОБ» на британский рынок. Скорее всего, тут московские понты — забабахать рекламу, явно дорогую, да ещё во время кризиса — чисто поржать над местными по приколу. Хоть так их задеть — пусть голову поломают в очередной раз над поведением «этих странных русских». Или показать, что Кенсингтон — уже «наш» район. Guriev.jpg

13 октября, вторник

В доме, где меня поселили в отдельной комнате (кровать, табуретка, комод, вешалка), 384.jpg 385.jpg 386.jpg 404.jpg 407.jpg вместе со мной проживают:
– Майкл, чёртов молодой ирландец (не знаю, почему их так всё время называют)
– Делек, молодая, лет 30, женщина из Турции. Ярая националистка, считает местных турков отбросами, потому что они с Кипра.
– Юта, японский парнишка. Приехал по программе Work&study , то есть учится и работает парикмахером-стилистом. А не просто так.
– Дэйвид, местный работяга лет 45. Работает установщиком кондиционеров.
– Патрик — единственный чёрненький в доме. Высокий и необщительный. Работает в рекламе.
– Ну, и я.
Я это к чему всё. Зацепились мы языками с Майклом по поводу путешествий. Кто где был и т.п. Он и заявляет, что был дважды на Кипре, но смотреть там нечего. Как это, говорю, нечего! Там микенская, по-моему, цивилизация была, там Тесей правил – хоть и мифический герой, но всё же, там лабиринт Минотавра должен быть или его развалины! Майкл рот сначала открыл, потом говорит: -У нас, когда выбор был, я географию выбрал. А история мне показалась неинтересной. А ты так рассказываешь... Тут уж я офигел. Какой, – говорю, – выбор!? Пахать надо в детстве! Учиться, на..! Ты должен овладевать знаниями,, как нам Ленин (или вам – Черчилль) завещал! И попытался я его по географии «погонять». Полный ноль. В Японии знает Токио, в Германии — Берлин, во Франции — Париж. И это всё.

Ладно...
На следующий день пишу на доске, уже в классе на занятиях, родную формулу: С2Н5ОН. Спрашиваю нашу группу (все после Универа или колледжа, на худой конец): Что это? Не знает никто. Японка Саюри, закончившая Универ в Японии, не знает, кто такой Альберт Эйнштейн — при этом я ей и имя его на доске написал и слово «относительность» в словаре нашёл... Правда, она призналась, что не любит историю и её оценка по истории в универе — твёрдая «двойка». У них пятибалльная система оценок, задуманная, как в России, но реально действующая, в отличие от наших «показателей успеваемости». Блин, ну на физике-то должны были его упомянуть — хоть разочек? Нет — говорит, я физику так глубоко не изучала... При этом все люди, бывшие под гнётом Советского Союза (и советского же образования) про Эйнштейна знают и пару — тройку формул написать могут. И про историю разных стран что-то слышали...

А то здесь, в Англии, для учительницы Дженифер было сюрпризом, что Оливер Кромвель был ребёнком во время «порохового» заговора 1604 года. А к власти пришёл лет на сорок попозже... Я, – говорит, историю Австралии знаю... А история Англии — это не ко мне. Это как у нас бы житель Казахстана не слышал о Ледовом побоище... Я ведь это опять к чему. Здесь никто не приобретает знаний «просто так», на всякий случай. Только то, что нужно для выбранной профессии. При нашем широком кругозоре большинство Нобелевских лауреатов — из США. Конечно, они скупили мозги по всему миру, в том числе и у нас, но в узкой специализации нам до них далеко. А русские транснациональные компании скупают пачками футболистов и хоккеистов, хотя наше будущее определяется в первую очередь учёными. Русские же учёные нужны только на Западе, а не на Родине. К сожалению...

Девушки из группы, не знающие таблицы Менделеева и формулы спирта.

И ещё. Дэйвид, тихий английский алкоголик и работяга-неудачник, просто преобразился, когда речь зашла о правах человека. Грудь его выгнулась, плечи расправились, взгляд заблестел... Он вздымал указательный палец в облупленный потолок кухни и не говорил, но — вещал. И всё бы было хорошо. И я в принципе с ним был согласен — да, с правами человека в Британии дела обстоят на порядок лучше, нежели в России. Но то обстоятельство, что Дэйвид не знал, что такое таблица Менделеева (я случайно об этом узнал, когда смеялся над их уровнем преподавания химии. Ему, видите ли, в работе это не понадобится) — это обстоятельство мне сильно мешало. Я не настолько толерантен и терпим к невежеству, пусть даже и британскому. Чтоб какой-то дебил посмел меня учить! Хотя бы и правам человека! Таблицу умножения сначала повтори, на...


13 октября, среда

Когда я ездил в США в 2004 году, у нас в группе был мужчина из Таганрога. Придавленный объёмом впечатлений, он через полмесяца каждую фразу (конечно, с южным фриккативным «г»), начинал одинаково: «А вот у нас в Таганроге...» Так вот, хочется продолжить традицию.
У нас в России… Хотел написать много, но лучше вкратце сказать: у нас России все не так, если сравнивать с Англией. И знаменитое скупердяйство англичан, например, – это не скупердяйство в чистом виде, а просто щепетильное отношение к денежным вопросам. Денежные вопросы считаются в Англии настолько неприличными, а например, просьба заплатить за тебя кому-нибудь в ресторане настолько ужасающа, как если бы ты начал вдруг с незнакомым человеком обсуждать сексуальную жизнь своих родителей.

В общем, всё у них не так…

14 октября, четверг

Сегодня вдруг догадался, почему в Англии много рок-групп. В смысле — многие супергруппы начинали здесь. Конечно, во многом оттого, что на английском говорит весь мир и, если ты придумываешь складную песенку — тебе подпевают на всех континентах. Но есть ещё одна причина. Это — сублимация. Английскому пареньку не светит полюбить настоящую женщину — ну не считать же таковыми англичанок! И ему некуда излить свою страсть — жизни, любви, свободы... Никто не будет с открытым ртом слушать его на кухне, никто не будет гладить его по голове, ибо «так не принято», скорее всего, никто не будет рыдать от неразделенной любви к нему. Вокруг такого паренька – холод и отчуждение. И вот он встает перед микрофоном, чтобы крикнуть в этот факинговый мир о своей жажде неразделенной любви.

Иногда проканывает…

Комментарии отключены.
Home Статьи Головина Дмитрий Головин: О Лондоне и людях, его населяющих.