Facebook Twitter RSS
formats

Павел Крашенинников: Правосознание – главная составляющая для движения к правовому государству

15-16 октября 2010 года в Екатеринбурге состоялась Всероссийская конференция Ассоциации юристов России (АЮР) «Власть и общество. Противодействие коррупции». В рамках конференции прошло обсуждение программы Ассоциации по противодействию коррупции, состоялось совещание руководителей региональных отделений и семинар-тренинг, посвященный проблематике антикоррупционной экспертизы. Во время общения с прессой Председатель АЮР, председатель Комитета Государственной думы России по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников ответил на вопросы корреспондентов РИА «ФедералПресс».

Учитывается ли международный опыт борьбы с коррупцией в работе с российским законодательством?

Опыт мы, безусловно, учитываем, особенно в последние годы. Практически все законодательство приводим в соответствие с международными договорами. Даже те акты, которые еще не ратифицировали, все равно учитываем. Иногда в антикоррупционных актах есть нормы рекомендательные, иногда – просто прямые. Прямые нормы являются составной частью нашего законодательства. Здесь вопросов нет. Что касается расширения круга лиц, которые должны представлять доходы, пока мы ограничились супругами и несовершеннолетними детьми. Исходили из того, что 18-летние полностью дееспособны, могут сами зарабатывать и жить самостоятельной жизнью. При этом правительство внесло поправки, связанные с международными актами. Если речь идет о доходах, полученных преступным путем, то здесь уже неважно – близкий родственник или нет. Если есть канал, по которому незаконно нажитое имущество переходит конкретным лицам, то оно также будет изыматься. Кроме того, будет заведено уголовное дело. Неважно, какая степень родства, неважно само родство.

Если ребенок начинает зарабатывать – он трудоспособный. Зачем сюда вносить несовершеннолетних детей? Или Вы считаете, что на них что-то перепишут?

Считается, что да. Когда супругов не вносили в круг лиц, которые должны подавать свои сведения об имуществе, то, не секрет, что имущество переписывалось на супругов. А сейчас такой возможности просто нет. Декларации тоже представляются.

А будет расширяться этот круг?

Я считаю, что его не нужно расширять. Примем норму в Уголовном кодексе РФ. Тогда, независимо от степени родства и от того, родственник вы или нет, передал или записал имущество, оно будет изыматься.

Как Вы оцените движение России к идеальной конструкции правового государства?

Я думаю, что мы можем применять и издавать самые уникальные законы. У нас есть такая вещь – правоприменение в праве. Но у нас есть еще одна немаловажная деталь, которую должны знать все юристы, – правосознание. Если мы с правосознанием ситуацию сдвинем хотя бы на сантиметр, это будет огромным плюсом. Нарушаются права соседей, хамит начальство на работе и т.д., а мы не хотим связываться. Мы даже собственные права не защищаем. Поэтому эта составляющая – самая главная с точки зрения продвижения к правовому государству. Законодательство – это такая предпосылка, инструмент. Совсем не означает, что примем закон, назначим ответственных – и у нас все будет хорошо.

В России сложилась такая практика, когда суды при принятии решения при столкновении интересов милиционера и гражданина становятся на сторону милиционера. Ожидаются ли в новом законе «О полиции» и судебной практике изменения, когда гражданин и милиционер будут уравнены в правах?

Ситуации могут быть разные. Первая – милиционер исполняет свои служебные обязанности, вторая – когда он не исполняет свои обязанности. Вспомним ситуацию с девочкой, которую милиционер задавил насмерть. Сегодня ни в одном законодательном акте не говорится о том, что у милиционеров больше прав. В Конституции РФ и других нормативных актах говорится о равноправии. Другое дело, когда используется служебное положение. Я бы хотел обратить внимание на то, что такие факты оглашаются. Если милиционер что-то сделал, то завтра-послезавтра мы это увидим по телевизору. Если бы он не был милиционером, тогда бы все прошло в обычном режиме. Привлечение СМИ как раз является таким фактором.

Что Вы можете сказать о коррупции в ГИБДД?

С антикоррупционной точки зрения мы уже давно говорим о том, что на постах ГАИ и на машинах ставили веб-камеры. С одной стороны, для ГИБДД будет доказательственная база, с другой – чтобы они коррупционными действиями не занимались. Мы недавно были в Краснодаре. Там во всех регистрационных органах поставили веб-камеры. И стоило это немного. Вся информация фиксируется с указанием даты и времени, все это можно посмотреть через Интернет. Почему бы этого не сделать в ГИБДД? Очень много вопросов и с точки зрения коррупции. Существует масса уловок. У граждан как всегда нет времени, им неохота связываться. Им проще дать взятку и уехать. В этом и заключается вопрос относительно нашего правосознания.

УралПолит.RU

Комментарии отключены.
Home Новости Новости «Комитета-101» Павел Крашенинников: Правосознание – главная составляющая для движения к правовому государству