Facebook Twitter RSS
formats

«Военные прокуроры выдвинулись на передний край борьбы с коррупцией»

Борьба с коррупцией в войсках и искоренение злоупотреблений чиновниками в погонах в последние годы стали одними из приоритетных направлений для органов Главной военной прокуратуры (ГВП). О некоторых итогах этой кропотливой работы рассказал начальник отдела надзора за исполнением законодательства о противодействии коррупции ГВП, полковник юстиции Константин Беляев.

Подразделения по противодействию коррупции существуют в органах военной прокуратуры уже три года. Это достаточный срок для того, чтобы оценить эффективность их деятельности?

Подводя итоги, сегодня с уверенностью можно сказать: создание этих подразделений оправданно и своевременно. К сожалению, за последние годы уровень коррупции в войсках значительно вырос. В некоторых воинских частях хищения и воровство стали подрывать боеспособность.

Достижения в борьбе с этим злом весомые, только надо учитывать, что преодолеть его за столь короткий срок невозможно. Успех могут принести эффективные меры, направленные на пресечение любой возможности чиновникам в погонах куражиться над законом.

За последние три года военными прокурорами выявлено более 15 тыс. нарушений закона коррупционной направленности. Усилиями прокурорских работников возмещен материальный ущерб государству на сумму свыше 1,5 млрд рублей.

По результатам рассмотрения документов прокурорского реагирования почти 5 тыс. должностных лиц привлечено к дисциплинарной ответственности, более тысячи— предостережено о недопустимости нарушений закона. К уголовной ответственности привлечено почти 2 тыс. лиц, свыше 1,7 тыс. осуждено. Большинство из осужденных— командиры воинских частей, старшие и высшие офицеры, в том числе 25 генералов и адмиралов.

Коррупция – изначальная причина многих «гражданских» уголовных дел. А какие преступления наиболее часто совершаются в войсках?

Главные армейские беды— это хищения, нецелевое и незаконное расходование бюджетных средств, криминальные посягательства на государственное имущество, поставка в войска некачественной продукции. К этому следует добавить растраты при хранении и утилизации вооружений, хитроумные схемы увода финансов, направленных на закупки военного имущества.

Если общий уровень преступности в войсках в последнее время начал снижаться, то количество зарегистрированных коррупционных преступлений растет из года в год. За последние три года выявлено более 6,5 тыс. таких преступных деяний. Сегодня каждое шестое преступление в Вооруженных силах имеет коррупционную составляющую.

Увеличилось число мошенничеств, преступлений, совершенных с использованием служебного положения, и превышений должностных полномочий из корыстных побуждений. Большинство фигурантов таких уголовных дел— это должностные лица, наделенные распорядительными полномочиями. Ими совершено почти три четверти таких преступлений. Среди уличенных в коррупции много начальников всех уровней, руководителей предприятий и учреждений.

Например, недавно по нашим материалам возбуждено уголовное дело по производственно-ремонтному предприятию, строившему военный госпиталь в Таджикистане и базу хранения в Башкирии. Руководитель этого предприятия Галинич по фиктивным документам перечислял выделенные на стройку средства коммерческим организациям, подконтрольным членам его семьи и близким знакомым. На деньги из 300 млн похищенных рублей чиновник приобрел недвижимость в Арабских Эмиратах.

Цифры впечатляют. Но как обстоит дело с профилактикой, о роли которой так много говорилось при принятии Национального плана противодействия коррупции?

В работе мы не ограничиваемся декларативными призывами соблюдать законы. Наша главная задача— не только пресекать, но и предупреждать преступления. На это нацелена работа подразделений Главной военной прокуратуры по противодействию коррупции. Наши работники как раз и следят за соблюдением законодательства о противодействии коррупции и установленных для военных чиновников запретов и ограничений.

В частности, в текущем году таких нарушений уже выявили несколько сот, в том числе в центральных аппаратах министерств и ведомств. Главным образом это участие в предпринимательской деятельности. Учреждают коммерческие организации и получают доходы. Законом это запрещено.

Так, заместитель начальника одного из отделов Управления военных представительств Минобороны России с 1993 года владел акциями нескольких крупных российских промышленных предприятий и банков, а четыре года назад учредил и возглавил строительную фирму, прибыль которой обеспечивала ему приличную прибавку к окладу.

В этом году все высокопоставленные чиновники отчитались перед обществом о доходах, обнародовав декларации на себя и ближайших родственников. А распространяются ли эти обязанности на воинских должностных лиц и несут ли они какую-нибудь ответственность за правдивость этих отчетов?

С прошлого года подобные ограничения, запреты и обязанности, стали распространяться и на военнослужащих. А начиная уже с текущего года военнослужащие и гражданские служащие обязаны декларировать сведения о своих доходах и имуществе. Такие же сведения представляются ими и в отношении членов своих семей, к которым отнесены супруги и несовершеннолетние дети.

Ответственность за представление ложных или неполных сведений влечет серьезную ответственность, вплоть до увольнения. И уличаются в таких нарушениях не только рядовые сотрудники.

Так, недавно нами выявлен факт уклонения от представления информации о возможном конфликте интересов в деятельности начальника одного из управлений Минобороны России. Ситуация предельно проста: проводился аукцион на поставку продукции для войск, который выиграл муж начальника управления, руководитель коммерческой организации. Несмотря на очевидную заинтересованность обоих супругов в такой сделке, для устранения нарушений закона потребовалось вмешательство Главной военной прокуратуры. В результате законность была обеспечена.

И еще: не все военные чиновники желают отчитываться о реальных объемах своего имущества и суммах получаемых денежных средств. Например, заместитель начальника тыла внутренних войск генерал Панов скрыл сведения о наличии в собственности своей неработающей супруги 11 земельных участков, нескольких загородных жилых и нежилых строений, квартиры в Москве и солидного счета в банке на десятки миллионов рублей.

Напрашивается вопрос: зачем это надо было скрывать, если все имущество и денежные средства нажиты законным путем? В настоящее время со всем этим разбираются.
И таких примеров можно привести много.

Что скрывается под формулировкой «антикоррупционная экспертиза»? Не является ли она простой формальностью и какова ее роль в преодолении коррупции?

Безусловно, это тоже один из серьезных барьеров на пути к злоупотреблениям. Суть экспертизы— в устранении из нормативных актов положений, которые хотя и соответствуют закону, но содержат нормы, которые позволяют чиновникам избирательно принимать решения, зачастую понуждая граждан давать им взятки.

Уже около сотни правовых актов, регулирующих самые насущные вопросы обеспечения социальных прав и гарантий граждан, прошли такую экспертизу в Главной военной прокуратуре в текущем году. По нашему требованию в них вносились необходимые корректировки.

К примеру, в последнее время большое распространение получили злоупотребления при решении вопросов материального стимулирования военнослужащих, в том числе при реализации известного приказа Минобороны России 2009 года № 115.

Так, широкий общественный резонанс получил случай, когда командир бригады при премировании личного состава сначала распределил в узком кругу «избранных» 85 млн рублей, забыв при этом про оставшихся несколько сот своих подчиненных, а затем потребовал от «одаренных» передать ему значительную часть премиальных денег. По материалам прокурорской проверки было возбуждено уголовное дело, а к настоящему времени виновный уже осужден на длительный срок лишения свободы.

В такой ситуации мы провели антикоррупционную экспертизу этого нашумевшего приказа. Было установлено, что утвержденный им порядок расходования денежных средств, направляемых на дополнительные выплаты и премии, содержал коррупциогенные факторы. После нашего вмешательства был издан новый приказ, в котором предпосылки для злоупотреблений уже устранены.

GZT.RU

Комментарии отключены.
Home Публикации Интересные публикации «Военные прокуроры выдвинулись на передний край борьбы с коррупцией»