Facebook Twitter RSS
formats

Александр Привалов: О несмыкаемом круге

Алексей Привалов о скуке, навеваемой с фронта борьбы с коррупцией.

Даже жесточайшее межпраздничное безтемье не заставило прессу подробно обсуждать очередной президентский законопроект по коррупции. Сообщили, что внесён, что наверняка будет поддержан всеми фракциями, что продолжает линию прежних медведевских антикоррупционных шагов, — и, собственно, всё. Это может показаться странным: проект вводит в чиновную жизнь довольно заметные изменения, которые, вообще говоря, могут сказаться на ходе дел в стране. Но на самом деле ничего странного тут нет: очень уж интересоваться этой бумагой нам и не подобает. Нынешним проектом президент завершает построение заборчика, разделяющего чиновников и нечиновников. Коррупция, всей своей тканью говорит нам проект, есть дело чиновников — в обоих смыслах слова: и творят её, и борются с ней они и только они; прессе, как и обществу в целом, особого дела до всего этого быть не должно. Что ж, оно бы и чудесно, кабы эта схема — хоть теоретически — могла оказаться работоспособной.

Основные новации предлагаемого пакета поправок к различным законам вкратце таковы. Обязательное декларирование имущества и доходов распространяется на целый ряд новых категорий чиновников и госслужащих (например, из госкорпораций), а также на кандидатов на их места. Банковская тайна для декларируемых счетов отменяется: руководители госорганов (через свои антикоррупционные подразделения) смогут по запросу получать информацию во всех российских банках. Руководство госорганов, а равно и полиция получают новые полномочия в части оперативно-розыскной деятельности для проверки потенциальных коррупционеров.

Таким образом, общий итог медведевских инициатив в этой сфере вырисовался уже достаточно ясно: антикоррупционные подразделения всех ведомств в сложном сотрудничестве с правоохранительными конторами (в которых тоже есть свои антикоррупционные подразделения) будут без суеты и лишней шумихи спокойной повседневной работой поборать коррупцию. Поборать закрыто: чиновный мир замкнут и сколько-нибудь активной роли для внеположных ему сил не предусмотрено. Нет, формально говоря, они упомянуты — так, миряне смогут жаловаться на коррупцию в специальные комиссии при Думе и региональных парламентах, и эти жалобы будут гласно разбираться (характерно само устройство этих разбирательств в стенах представительных органов), — но в подчёркнутом отдалении от главных событий. Поражает последовательное избегание в тексте проекта каких бы то ни было упоминаний уголовного преследования. Там не сказано, что выявляемого всеми этими комиссиями коррупционера нельзя судить, — вероятно, всё-таки можно. Но самое страшное, что может случиться с пойманным на коррупции чиновником, — это увольнение: если, мол, совсем пропащий — пусть помается в миру. Господь, изгнав праотца Адама и праматерь Еву из рая, не стал заводить на них уголовных дел — и начальники не станут вдогонку обижать изгнанного чиновника. На этом фоне эксплицитное указание на то, что какое-то решение антикоррупционной комиссии можно будет оспорить в суде, производит откровенно комическое впечатление: причём тут какой-то ещё суд, когда у них там есть комиссии?

Работать вся эта механика, конечно же, не будет. То есть работать-то она будет с удовольствием — не будет проку. Вот только что прокуратура проверила декларации, поданные российскими чиновниками, — и что? «Выявлено более 41 тысячи нарушений закона». И что? «К дисциплинарной ответственности привлечено свыше 6 тысяч государственных служащих и служащих органов местного самоуправления». И что? Да ничего. И в будущем году вынесут шесть тысяч выговоров, а сотню пешек уволят, и в следующем так же. А трёхкилометровые дороги так и будут строить за шесть миллиардов казённых рублей, и дороги эти будут за зиму расползаться. И все будут при деле — или, как говорят в криминальном кино, при делах. Можно предположить, что надежда тут на постепенность: мол, совсем побороть коррупцию всё равно нельзя, а избавиться от самых обнаглевших воров всё-таки можно. Потихоньку, в своём кругу, не поднимая шума: нынче выговор, завтра строгий выговор, послезавтра — на выход… Но ведь и так не получится, потому что «свой круг» не продержится достаточно долго.

В этом самом воображаемом начальниками заговорённом кругу неизбежно наличествуют две щели; здесь и сейчас обе они невелики, но надо понимать, что в любую секунду они готовы сделаться роковыми. Коррупционер грабит тех, кто вне круга, — и нельзя гарантировать, что ропот профанов никогда не станет слышен. Поэтому первая щель — внесистемный борец с коррупцией внутри отечества. Им может оказаться кто угодно. Сегодня в России это быстро набирающий популярность адвокат и блогер; полтора десятилетия назад в Белоруссии это был экс-директор совхоза. Бороться с таким внесистемным бретёром, пока это, условно говоря, Навальный, государственной власти решительно не к лицу; бороться с ним, когда (если) он вырастает, условно говоря, в Лукашенко, уже не выходит. Далее, коррупционер складывает значительную часть добычи за кордоном — и не может этого не делать, поскольку лучше любого профана понимает риски (здесь накопленная добыча может быть отнята более влиятельной группой коррупционеров — и будет так или иначе забрана в казну в случае его непочётной отставки). И тут тоже ни за что нельзя ручаться: за кордоном свои влиятельные силы, у них свои интересы — мало ли, что и кому из них взбредёт на ум? Поэтому вторая щель — закордонный борец с нашей коррупцией. Вот только что швейцарские власти заморозили банковские счета чиновников, причастных к хищению из российского бюджета средств, о которых сообщал покойный Магнитский. Тут тоже дело не в подробностях. Пусть у людей, о которых идёт речь, нет счетов в Швейцарии, как сразу заявили наши силовики; зато у многих и многих других есть — и не только в Швейцарии. Вот с обеих этих сторон и выходит, что сама идея «своего круга» есть совершеннейший самообман.

Часть комментаторов, поддерживая президентский проект, полагает, что всё-таки ввести декларацию чиновничьих расходов было бы полезнее. Не думаю: велика ли разница, какие именно бумаги проверять в щелястом кругу?

Источник: журнал “Эксперт”

Комментарии отключены.
Home Публикации Интересные публикации Александр Привалов: О несмыкаемом круге