Facebook Twitter RSS
formats

Началось

Отставка главы администрации губернатора Вячеслава Лашманкина – лишь начало колоссальной чистки в команде Александра Мишарина, первые жертвы которой появились еще до выборов. Претензий много ко всем: за два года были освоены даже не миллиарды, а десятки миллиардов. Самого Мишарина спасает лишь, что он не стал менять систему Росселя и по-прежнему лично не подписывает ни один «денежный» документ. Соратникам придется непросто: губернатор не будет никого спасать; он сам перед выбором: стать свердловским «Богомоловым» или «Дудкой». Подробности происходящего – в нашем материале.

Информация о том, как произошла отставка Вячеслава Лашманкина с поста главы администрации губернатора, разнится. Одни говорят, что в воскресенье вечером губернатор Александр Мишарин уже намекал на свое желание принять кадровое решение; другие рассказывают о ночном визите в губернаторскую резиденцию делегации УФСБ, представители которой потребовали увольнения подчиненного и назначения на его пост своего бывшего коллеги Сергея Зырянова. Есть и третья версия: Вячеслав Лашманкин узнал о решении начальника только в понедельник утром и долго не мог прийти в себя: количество друзей и людей, желавших общения с ним, в один момент сократилось в сто, а может быть, и тысячу раз.

Официально Лашманкин говорит, что был готов написать заявление об увольнении по собственному желанию еще до выборов в Госдуму, прошедших 4 декабря прошлого года, а сейчас даже рад – будет время отдохнуть после тяжелой работы. Однако источники «URA.Ru» эти утверждения опровергают: и отставка не планировалась, и отпуск у Лашманкина вновь вынужденный, финал которого не ясен.

Отставка Вячеслава Лашманкина – не просто сообщение о кадровой рокировке, это потрясение устоев системы Александра Мишарина, при котором уволенный работал почти полтора десятка лет. Ни широкой общественности, ни близким друзьям губернатора не известен другой более близкий Мишарину человек (за исключением супруги Инны и двух дочерей), который мог бы в полной мере именоваться «доверенным лицом». Назначение Лашманкина главой администрации губернатора было предсказуемым, и никому – ни среди друзей, ни среди кремлевских кураторов – не удавалось добиться его отставки, даже ссылаясь на явные провалы в работе молодого специалиста. Максимальное аппаратное поражение, которое было нанесено Лашманкину, – отпуск в сентябре 2010 года, в который он был вынужден уйти, но из которого (несмотря на все старания оппонентов) триумфально вернулся. Александр Мишарин мог прилюдно орать на главу своей администрации, унижать, не стесняясь в выражениях, но не позволял даже обсуждать возможность увольнения Лашманкина.

Список претензий свердловчан, сталкивавшихся с работой администрации губернатора, к Вячеславу Лашманкину велик. Его обвиняли в несобранности, отсутствии организаторских качеств, необходимых для управления подобным институтом, непоследовательности (каждый новый посетитель мог полностью изменить мнение Лашманкина по любому вопросу), неумении делегировать полномочия (это отражалось на колоссальной загруженности чиновника), неисполнении взятых на себя обязательств (что настраивало значительную часть элит против администрации и лично губернатора), аппаратных интригах (еще более понижающих эффективность администрации) и незнании ситуации в области (но самое важное, в нежелании ее узнавать и следовать неписаным нормам поведения).

ннн
За глаза про Лашманкина (слева) часто говорили, что его карьера – результат безграничной верности и преданности Мишарину (справа). За готовность помочь нести одежду прозвали даже денщиком

Источники в правоохранительных органах утверждают, отставка состоялась из-за подозрений Лашманкина в коррупции. Представители УФСБ в неофициальных беседах настаивают на том, что оперативная информация о работе главы администрации губернатора была слишком серьезной, чтобы Мишарин не отреагировал на нее. Отставку Вячеслава Лашманкина при этом ставят в один ряд с неожиданным увольнением министра строительства Михаила Жеребцова, снятого со своего поста в конце февраля по надуманному официальному предлогу (по другой версии, оба пострадали за публичную критику полпредства в момент, когда губернатор находился на продолжительном лечении в Германии).

«И будут новые увольнения», – не скрывает собеседник агентства. Утром в понедельник силовики «слили» информацию о возобновлении расследования уголовных дел по трем министрам, приостановленным до завершения выборов, но вечером говорили уже о пяти чиновниках. Материалы, как минимум по одному из них – главе МУГИСО Виталию Недельскому – скоро появятся: депутаты регионального Заксобрания продолжают сбор подписей за его отставку, агитируя сторонников различным компроматом на чиновника.

«Масштабы коррупции колоссальные, – признает депутат Госдумы, просивший не называть его имени. – Если когда мы работали против [первого губернатора области Эдуарда] Росселя, ему ставили в вину [строительство горнолыжного комплекса] «Гору Белую», то теперь ясно, это даже не десятая, это сотая часть от размаха, с которым рвут область сейчас».
«Мишарин сломал институциональную систему, державшую исполнительную власть хоть в каких-то рамках. Сначала отстроил городскую власть в Екатеринбурге, всегда выступавшую сдерживающим фактором, конкурентом, и уничтожил Законодательное собрание, как введя в него свои кадры, так и ликвидировав двухпалатную систему, – считает политолог Константин Киселев. – Это позволило запустить уже следующие процессы, замкнуть всю экономику на себя: появились особо любимые олигархи, стали перенастраиваться механизмы управления госсобственностью, просто неблаговидные вещи». Эксперт считает, что суть происходящего стала настолько очевидной, что даже подконтрольное Заксобрание открыто и неоднократно проваливало утверждение программы управления областной госсобственностью.

Официальные сообщения СМИ за последние два года позволяют представить, с каким размахом перенаправлялись финансовые потоки: в первые же месяцы основные контракты на строительство автодорог получили не компании, созданные при Росселе, а дружественный Александру Мишарину «Форатэк». Затем активно стали меняться директора унитарных предприятий: от легендарного директора Среднеуральской птицефабрики Сергея Эйрияна до малоизвестного директора «Монетного щебеночного завода». Потом новый директор (и заместитель по финансам) появился в «Уралсевергазе» – монопольном поставщике газа предприятиям и населению Свердловской области.

Без контроля сотни миллионов рублей уходили на подготовку проектной документации для строительства высокоскоростных магистралей, покупку системы электронного документооборота, разработку заявки на проведение выставки Expo-2020 (этот финансовый поток решил контролировать Эрик Бугулов, ради должности отказавшийся от статуса постпреда губернатора при президенте). Скандал с поставкой лекарств, разразившийся в начале прошлого года, также имел экономическую подоплеку: профильное ведомство меняло одних поставщиков медикаментов на других. Даже программа «Тысяча дворов» оказалась под подозрением: в городах, где она реализовывалась, чиновники администраций пробалтывались – часть фирм, работающих на объектах, были названы областью в качестве обязательных для освоения выделенных средств.
«Никто не стесняется. Воруют нагло, дерзко. С меня требуют деньги за право работать в области», – рассказывал «URA.Ru» известный свердловский бизнесмен. Такие же оценки давали и его коллеги, в том числе и руководители металлургических производств.

Подтвердить легкость и наглость легко: тот же Вячеслав Лашманкин был фигурантом скандала из-за получения его женой в аренду здания в центре Екатеринбурга. «Мог бы на подставную фирму завеcти. Нет, прямо на жену, на Ксюшу Лашманкину все оформил», – возмущался тогда коллега чиновника. Члены избирательного штаба «Единой России» рассказывают, что в неизвестном направлении пропадали десятки миллионов рублей: решения о поддержке спорных с точки зрения эффективности, но финансово емких проектов принимал лично Вячеслав Лашманкин.

Последние скандалы, связанные с его именем: переподчинение высокодоходных унитарных предприятий «Монетный щебеночный завод» и гостиничный комплекс «Зеленая роща» от МУГИСО – управделами губернатора Татьяне Паринковой, назначенной на этот пост с подачи Лашманкина. Также две строительные компании Екатеринбурга, получившие заказ на строительство ситуационного центра МЧС и реконструкцию особняка на улице Розы Люксембург, не скрывали: в последние недели их выживают с объектов под предлогом передачи их структурам, более понятным главе администрации губернатора.

Свердловские министры, естественно, официально ничего не комментируют – выжидают. Многое в их судьбе будет понятно по тому, как поведет себя Александр Мишарин. Оптимисты считают, что за каждого из них губернатор будет бороться, как год назад боролся за главу минздрава Аркадия Белявского, которому удалось сохранить свой пост несмотря на публичные требования отставки, исходившие и от депутатов, и от прокуратуры. Пессимисты вспоминают о судьбе главы МУГИСО Владимира Левченко, также входившего в круг доверенных лиц Мишарина, но уволенного по первому же требованию прокуратуры.

«Левченко хоть и уволили, но он год просидел советником губернатора. И продолжал вмешиваться во все вопросы управления госсобственностью», – говорит один из членов кабмина. По его версии, основной вопрос, что будет с самим Александром Мишариным. Пока ни один источник агентства не подтверждает наличия в повестке даже намека на возможность досрочной отставки губернатора. «Это просто борьба с коррупцией. Оснований что-то предъявить самому Мишарину нет, – признает знакомый силовик. – Его позиция выигрышна: статус свердловского губернатора позволяет не подписывать никакие документы по собственности и выделению средств. Это делается на другом уровне».

В качестве примера собеседник агентства приводит попытку преследования Эдуарда Росселя и его министра сельского хозяйства Сергея Чемезова, которых обвиняли в нанесении государству ущерба из-за операций с Кировградской птицефабрикой. Изучение документов подтвердило: самая благоприятная резолюция Росселя в этой истории была адресована премьеру Виктору Кокшарову и гласила «прошу рассмотреть предложение». Расследование закончилось ничем.

В сложившейся в Свердловской области ситуации у Александра Мишарина есть выход. Ситуация в других регионах России показывает, что он может, как, например, тульский губернатор Вячеслав Дудка стать следующим после своих министров (от сумы зарекаться не может никто), но может и сохраниться: губернатор Курганской области Олег Богомолов и переизбирался, и переназначался на новые сроки работы несмотря на постоянное уголовное преследование всех мало-мальски влиятельных членов своей команды. Весь вопрос в способности Мишарина найти подходы к старо-новому руководству страны, а в этом сомневаться не приходится: нынешний свердловский губернатор подтверждал свои аппаратные таланты и вовремя уходя из команды Николая Аксененко, и всю вторую половину нулевых, работая в правительстве России.
Источник: ura.ru

Комментарии отключены.