Facebook Twitter RSS
formats

«Это не коррупция. Это мздоимство»

Начальник ГУ МВД по Свердловской области Михаил Бородин сегодня выступал с ежегодным докладом перед депутатами Законодательного собрания. Отчет совпал по времени с невиданным всплеском критики ведомства Бородина – новые сообщения о злоупотреблениях свердловских полицейских появляются едва ли не ежедневно. Бородин попытался доказать депутатам, что против него и ГУ МВД «отдельными блогерами и СМИ развернута информационная кампания», но депутаты также отметили возросшее количество ошибок и нарушений в работе полиции: занижается статистика, не возбуждаются уголовные дела, провалена работа участковых уполномоченных.

Свой доклад г-н Бородин сразу начал с того, что в последний год ГУ МВД работало «в непростых условиях»: шла реформа органов внутренних дел, произошла ротация 80% руководящих кадров, у полиции изъяли множество функций. При этом, по его словам, полиция стала стремиться к большей открытости, «в том числе стали выносить на публику и проблемные вопросы». Это дало новые возможности для критики полиции, а «ряд блогеров» и «один из интернет-порталов» развернули «кампанию по дискредитации органов внутренних дел», заявил Бородин. «Не буду комментировать ее причины, хотя среди них есть и объективные», – признался генерал. В то же время, по его словам, «полиция продолжает стоять на страже общества», и несмотря на все замечания, количество преступлений за отчетный период не выросло – то есть со своей основной функцией полицейские справились.

Несмотря на то, что в своей вступительной речи Бородин дал понять, что не считает лавину критики достаточно справедливой, депутаты активно интересовались у него теми фактами, которые упоминались в публикациях «URA.Ru», а также блогера Евгения Ройзмана. Так, Георгий Перский спросил, действительно ли в свердловской полиции сейчас служат сотрудники, которые в свое время не прошли аттестацию по предыдущему месту службы – стало быть, находятся на своих должностях незаконно. Бородин несколько уклончиво ответил: «я не являлся председателем аттестационной комиссии, […] вопрос переаттестации решался без меня». Он попросил предоставить ему фамилии указанных сотрудников, пообещав провести проверку. «Где что-то есть по каким-то сотрудникам – мы очень тщательно проверяем, в случае малейших подозрений – передаем материалы в следственный комитет, – заверил депутатов Бородин. – Мы сами заинтересованы в выявлении таких сотрудников».

Коммунист Андрей Альшевских затронул тема роста ДТП со смертельным исходом, что дало Михаилу Бородину возможность порассуждать о функционале ГИБДД. Он справедливо заметил, что засады в кустах не приносят ничего «кроме злости и усмешек». «Открыто надо стоять. И каждый сотрудник ГИБДД должен отчитываться: что он хорошего сделал за день», – предложил Михаил Бородин. Комментируя вопросы коррупции в среде ГИБДД, он вывел интересную формулу: «Это не коррупция. Это мздоимство. Коррупция – это когда уходит наверх, до руководителей определенного уровня. А здесь просто сотрудники берут мзду. Мы сами заинтересованы находить таких и привлекать к ответственности». В дальнейшем Бородин использовал эту же формулировку, когда говорил о поборах на рынках: «Если есть факты – сообщайте, мздоимцев будем привлекать к ответственности». Это можно трактовать как признание фактов недобросовестных действий отдельных сотрудников с одновременным желанием дистанцироваться от них: «берут» и вымогают «внизу», руководство ГУ МВД к этому отношения не имеет. Мздоимцы – есть, коррупционеров – нет.

В этом тезисе Бородина поддержал депутат Игорь Ковпак, заметивший, что большой коллектив сложно проконтролировать. «У меня тоже 11 тысяч сотрудников, и всякое бывает», – пояснил владелец сети супермаркетов «Кировский». При этом он также дал понять, что сейчас между средним бизнесом и полицией установилось «напряжение», которое нужно смягчать. Ковпак вспомнил, как при предыдущих руководителях главка бизнес по-дружески помогал полиции: посылал командированным в Чечню продукты, делал ремонт в отделениях. «Панибратства не было, были уважительные товарищеские отношения», – пояснил Ковпак и призвал способствовать возвращению таких связей.

Сразу несколько депутатов выразили недовольство работой службы участковых уполномоченных: Галина Артемьева поинтересовалась, когда их деятельность будет отлажена, а Геннадий Зяблицев отметил, что в отдаленных районах Екатеринбурга «участковых вообще никогда не видели». Михаил Бородин отметил, что и сам видит сложности в работе участковых, ротация среди которых была очень низкой. «Многие не готовы общаться с населением. Мы от таких сотрудников будем избавляться», – пообещал он.

Анатолий Павлов отметил, что из-за действий СМИ, погрузивших имидж органов внутренних дел «в дерьмо», «полицейский становится злодеем». Комментируя этот тезис, Бородин напомнил, что из-за СМИ вообще «более 50% жителей города подвержены депрессии» (эта реплика вызвала хихиканье в зале для прессы), и предложил следовать его примеру: смотреть телеканалы «Звезда» и «Культура», а также создать уральский канал о полиции, который бы честно и объективно рассказывал как об ошибках в работе полицейских, так и об их достижениях. О последнем почти не говорят, сетует Бородин: как только кто-нибудь из полицейских оступается, «на него тут же набрасываются», а о мужестве и храбрости полицейских не пишет никто. Например, о ежедневном подвиге 400 бойцов свердловской полиции, находящихся в командировке в Чечне.

Депутаты также привели Бородину совершенно конкретные факты коррупционных действий. Андрей Альшевских рассказал, что сотрудники дежурных частей получают по 3000 рублей за каждый «слив» похоронным агентствам информации об умершем человеке и напомнил о незаконных стоянках, существование которых невозможно представить без участия недобросовестных полицейских в этом бизнесе. Дмитрий Шадрин отметил, что хотя дела в свердловской полиции обстоят «лучше, чем в Татарии», «по работе ОБЭП появилось очень много жалоб», а граждане сетуют на то, что «невозможно возбудить уголовные дела». Депутат дал понять, что этим и может объясняться позитивная статистика по преступлениям: Бородин рапортовал о раскрытии более чем половины всех преступлений, но с учетом латентной преступности раскрывается всего около трети, считает Шадрин.

К чести генерала Бородина, он не занял глухой обороны – напротив, признал недочеты и пообещал депутатам способствовать максимальной открытости органов внутренних дел. В том числе предложил чаще встречаться с народными избранниками, а также включать помощников депутатов и журналистов в комиссии по проверке нарушений законов сотрудниками полиции. Бородин оставил без ответа вопрос, кем и с какой целью, по его мнению, инспирирована та «кампания», которую он заметил в блогах и СМИ. Бородин лишь туманно сказал, что у него «не такой характер, чтобы заискивать перед кем-то или ложиться под кого-то», а также предложил журналистам почаще приходить к нему с конкретными фактами нарушений.

За «URA.Ru» (на которое Михаил Бородин несколько раз намекнул, но не назвал вслух) вступился Евгений Артюх: «Вот вы тут говорили про «один портал» – видимо, речь об «URA.Ru». Они публиковали вашу переписку с Аксаной Пановой, вы там предлагали ей меры защиты, включая переезд на другое место жительства и смену внешности. Но давайте говорить прямо – наверное, и без «URA.Ru» информационное пространство региона было бы беднее. И вы никуда от этого не денетесь – от блогосферы, от СМИ. Повышайте информационную открытость». Бородин пообещал приложить для этого все усилия.

Дмитрий Колезев, © «URA.Ru»

Комментарии отключены.
Home Новости Новости «Комитета-101» «Это не коррупция. Это мздоимство»