Facebook Twitter RSS
formats

Дмитрий Головин: «Капитализм или смерть!» (оригинальная версия)

Published on 24.10.2005, by in Наши статьи.

...Меня еще в детстве удивляло: мальчишки разобьют окно футбольным мячом и все разбегаются. А через некоторое время снова собираются на том же самом месте с тем же мячом играть в тот же футбол, а когда им взрослые начинают выговаривать за разбитое окно, они начинают тупо бормотать что-то вроде того, что «это не мы!..» Я у одного такого, будучи еще маленьким, спрашиваю: «А какой смысл разбегаться-то?» А он мне и говорит: «Ну…мы побегаем где-нибудь, а потом, когда назад вернемся, там же уже всё ДРУГОЕ». И как-то я из него признания, что там такое «другое», так и не выбил.
Уже потом, став постарше, я узнал о дискретности детского восприятия мира – когда грудничка поливают душем – он орет потому, что думает, что так будет ВСЕГДА. И если ребенку перебить неприятные эмоции другими яркими впечатлениями или эмоциями, то первоначальная боль быстро забудется.
Вот так и в нашем государстве с сильными патерналистскими традициями (это когда государство все за тебя решает) – многие, натворив дел, решают где-нибудь побегать или уйти в запой – в надежде, что потом все станет вдруг волшебно ДРУГИМ. Набрав долгов, наш человек прочно садится «на стакан» в надежде, что проблема рассосется сама собой.
В связи с этим я думаю, что главное в деле взыскания долгов с физических лиц – донести до этого отравленного алкоголем и правовым нигилизмом мозга, что у него – ПРОБЛЕМА. Которую надо решать. И которая никуда не исчезнет с течением времени – может только увеличиться.
Очень важно представить механизм взыскания долга некоей «железной машиной», действующей строго по инструкции – там нет людей, с которыми можно «договориться», там нет специалистов, которых можно разжалобить, там нет сотрудников, которые могут «войти в положение». Там есть жесткие сроки и жесткие обязательства. И жесткая кара тем, кто эти обязательства не выполняет.
Я соглашусь с тем, что рынок коллекторских услуг, работа коллекторских агентств (Интеллект-С) перспективны. Потому что взыскание долга во многом нудная юридическая работа – позвонили человеку, объяснили ему последствия невыплаты долга. Договорились перезвонить через неделю – значит, четко через неделю перезвонили, повторили все заново. Это работа юриста пополам с психологом – надо найти слабые места у должника, надо объяснять ему, что эта проблема не рассосется, надо, в конце концов, запугивать его жестким применением закона и возможностью в судебном порядке увеличивать сумму долга ежегодно.
Что необходимо, чтобы коллекторские агентства заработали в полной мере? Необходимо изменение законодательства – начало реальной работы измененного закона № 127 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» – а конкретно, его не действующей на сегодняшний момент 10-й главы, касающейся банкротства физических лиц. Последствия признания гражданина банкротом сегодня просто страшные. Я даже их процитирую (волосы в жилах стынут от ужаса):
Если гражданин признан банкротом, то «сроки исполнения обязательств гражданина считаются наступившими; прекращается начисление неустоек, (штрафов, пеней), процентов и иных финансовых санкций по всем обязательствам, прекращается взыскание с гражданина по всем исполнительным документам».

Его, банкрота, наградить только забыли! Поэтому, любой гражданин у нас знает: ну пусть я должен денег, и пусть даже состоялся суд, и выдали моему кредитору исполнительный лист – ничё мне за это не будет! В крайнем случае приставы напишут акт о невозможности взыскания, а я как бухал, так и буду дальше бухать.
В ГК РФ изменения требуются совсем незначительные. В ст. 25 главы 3 ГК РФ речь можно вести не об индивидуальном предпринимателе, а просто о гражданине – со всеми теми же последствиями.
Комитет 101 предлагает ввести следующий порядок взыскания долга:

Вариант первый:
допустим, выиграл человек суд. Предъявил исполнительный лист в ССП, написал заявление о возбуждении исполнительного производства. Следующий этап: выезжает с судебным приставом к должнику. А он успел всё попрятать по родственникам и знакомым. Сидит в пустой квартире. Ждет пристава. Радуется, что успел списать «активы». Хорошо! Пристав пишет « Акт о невозможности взыскания» и торжественно вручает его взыскателю. Всё как всегда.

Взыскатель вновь идёт в суд и просит признать должника банкротом на основании « Акта о невозможности взыскания». Суд спрашивает такого должника, согласен ли он считаться банкротом, или в течение шести месяцев погасит задолженность. Допустим, должник решил «всех сделать» и говорит судье, что долг выплатит. А сам не выплачивает. Взыскатель обращается в суд, и такого умника привлекают к уголовной ответственности за неисполнение решения суда. И он в тюрьме, где ему и место (Он судье врал) Долг на нем висит, проценты начисляются. После его выхода из тюрьмы процедура повторяется бессчётное количество раз, пока он не исполнит решение суда.
Вариант второй.
С такого должника взять действительно нечего, кроме пустых бутылок. Он согласен быть банкротом, о чем суд выносит решение. Такому должнику ставят в паспорт штамп: БАНКРОТ. После этого подобный гражданин немножко ограничивается в правах: он не может выехать за границу – изымается загранпаспорт, не может получить кредит в банке, ему запрещено садиться за руль автомобиля (автомобиль-источник повышенной опасности, а он, если кому ущерб нанесёт, даже возместить его не сможет), он не может приобретать в собственность недвижимость, предметы роскоши, не сможет воспользоваться кредитом и т.д. Казалось бы, испортили жизнь человеку! Халяву ему отрезали! А возможность зарабатывать деньги и выплачивать свои долги оставили. После того, как расплатится, его в суде снова признают правоспособным, о чем делается отметка в паспорте.
Вариант третий.
Должнику предоставляется судом время (до года) погасить задолженность и, в случае невозможности расплатиться со взыскателем, по истечении указанного срока признать его банкротом, с соответствующим ограничением в правах.
2. Мы также считаем, что необходимо смелее продвигаться по пути изыскивания возможностей по взысканию: принудительная приватизация и последующая продажа даже
единственного жилища должника с предоставлением ему социального жилья по заниженным нормам очень бы помогли делу.
3. Также необходимо пересмотреть в сторону уменьшения перечень предметов, не подлежащих изъятию – в этот перечень сейчас, например, каким – то образом попали телевизоры и газовые плиты – зачастую, единственные ценные вещи у должников.

Что можно сделать уже сегодня, не меняя законодательства?
Как можно испортить должникам жизнь?
Комитет 101 выступил инициатором создания портала «Розыск-Екатеринбург». Проект должен помочь в том числе и взысканию долгов.

Задача проекта – в минимальные сроки выявить информацию о лице, незаконно завладевшем чужими документами и пытающемся их использовать в целях мошенничества.
Видится несколько этапов проекта:
1.Собирается первичная информация:
а) Страховые организации предоставляют информацию о случаях мошенничества в страховой сфере.
б) Прокатные организации, работающие без залога, предоставляют информацию о лицах, воспользовавшихся прокатом по поддельным документам или по невернувшим взятое напрокат имущество.
в) Гостиницы предоставляют информацию о лицах, не расплатившимся по счетам.
г) Собирается информация о лицах, не вернувших кредит.
д) Организации, владеющие необходимой информацией, предоставляют сведения обо всех наркоманах и наркоторговцах, попавших к ним на учет.
е) Бюро находок предоставляет информацию об утерянных документах, удостоверяющих личность.
ж) В ОблГАИ и ОблУВД возможно посредством направления депутатских запросов или обращений получить информацию о лицах, находящихся в федеральном розыске по подозрению в совершении преступлений, лицах, пропавших без вести и автомобилях, находящихся в угоне.
2.Создается общегородской портал под условным названием «Розыск».
В добавление к первично размещенной информации портал «Розыск» предполагается сделать обновляемым с выделением человека и ИТ ресурса для ежедневного мониторинга ситуации по утерянным, похищенным документам, угнанным автомобилям и пропавшим лицам.
Возможно, заключение договоров о сотрудничестве со СМИ г. Екатеринбурга о предоставлении с их стороны подобной информации порталу «Розыск».В идеале через год работы портала заявления об утерянных и похищенных документах люди будут подавать в милицию и администратору портала одновременно.
Возможно, написание компьютерной программы, совместимой с программой «1С Бухгалтерия», для того, чтобы информация, скачанная с портала «Розыск» позволяла отслеживать выписку счетов, накладных и т.п. бухгалтерских документов на лиц, находящихся в розыске или использующих чужие документы.
Попадание информации о лице на портал «Розыск» не является его обвинением в преступной деятельности или нечестности – это означает всего лишь, что с ним «что-то не так»: утерян или украден паспорт, водительские права или у него угнали машину и т.п. Предупреждение об этом, мне кажется, целесообразно вывешивать при входе на портал.

…Лет 15 назад наша страна начала вроде бы строить капитализм. Говорю «вроде бы» потому, что по сути своей наше законодательство до сих пор относится к людям как к малым детям, которые часто не могут предвидеть последствий своих поступков. И государство сегодня стоит на защите должника, хотя в нормальном капиталистическом государстве оно защищает прежде всего кредитора – капиталиста.
Перефразируя лозунг кубинской революции, хочется сказать: «CAPITALISMO O MUERTE!» – «Капитализм или смерть!». Сохраняя отрыжки социализма, мы теряем конкурентоспособность на мировом рынке. А в конечном итоге – потеряем страну.

Комментарии отключены.
Home Публикации Наши статьи Дмитрий Головин: «Капитализм или смерть!» (оригинальная версия)