Facebook Twitter RSS
formats

Untitled

Наши друзья – Агентство юридической безопасности “ИНТЕЛЛЕКТ-С” не так давно подготовили четыре новых статьи, посвященных недвижимости.
Предлагаем для изучения всем заинтересованным!

ОСОБЕННОСТИ РАССМОТРЕНИЯ СПОРОВ, СВЯЗАННЫХ С ПРИМЕНЕНИЕМ ЗЕМЕЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.

Е.Г. Сирота, М.Л. Скуратовский, И.Г. Чайка, О.В. Шихалева

I. Подведомственность земельных споров.

1. Спор, возникший из правоотношений, связанных с осуществлением права распоряжения конкретным земельным участком, носит экономический характер и, следовательно, подведомственен арбитражному суду.

По делам об оспаривании ненормативных актов органов государственной власти или органов местного самоуправления о предоставлении земельных участков наблюдалось отсутствие в судебной практике единообразия при решении вопроса о подведомственности арбитражному суду споров, возникших между региональными органами государственной власти и органами местного самоуправления по вопросу принадлежности права на распоряжение землей на территории муниципального образования.

Одни правоприменители полагали, что данные споры, являются спорами о компетенции (полномочиях) между органами государственной власти и органами местного самоуправления в сфере земельных отношений и не является экономическим, то есть, не подведомственны арбитражным судам.

Сторонники иной точки зрения, считают, что предоставление конкретного земельного участка на возмездной основе затрагивает экономические права органов государственной власти либо органов местного самоуправление, следовательно, данные споры подведомственны арбитражным судам.

(Ф09-84/04-ГК) Правительство Свердловской области обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском к Администрации г. Екатеринбурга о признании недействительными постановлений Главы г. Екатеринбурга о согласовании ЗАО предварительного места размещения общежития с закусочной по улице Технической и о предоставлении ЗАО в аренду дополнительного земельного участка по улице Минометчиков-Теплоходной для строительства общежития с закусочной, просило обязать ответчика отменить указанные постановления.

Федеральный Арбитражный суд Уральского округа судебные акты, принятые по данному делу отменил, дело передал на новое рассмотрение в первую инстанцию, исходя из следующего.

Арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности, в том числе об оспаривании ненормативных правовых актов органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов и должностных лиц, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (ст. 29 АПК РФ).

В данном случае речь идет об актах индивидуального характера, которые устанавливают, изменяют или отменяют права и обязанности конкретных лиц.

Поскольку по настоящему делу оспариваются конкретные ненормативные акты органов местного самоуправления, связанные с правом органа местного самоуправления в сфере его экономической деятельности по передаче земельных участков во временное возмездное владение и пользование, то в силу ч. 2 ст. 29 АПК РФ данный спор подлежит рассмотрению в арбитражном суде.

Таким образом, спор, возникший из правоотношений, связанных с осуществлением права распоряжения конкретным земельным участком, носит экономический характер и, следовательно, подведомственен арбитражному суду (ст. ст. 27, 29 АПК РФ).

Данный вопрос обсуждался на Научно-консультативном совете при Федеральном арбитражном суде Уральского округа, где были выработаны следующие рекомендации.

Споры между органами государственной власти и органами местного самоуправления о признании недействительными ненормативных актов индивидуального характера, затрагивающих права органа местного самоуправления в сфере его экономической деятельности по передаче земельных участков во временное возмездное владение и пользование, подлежат рассмотрению в арбитражном суде в силу ст. 27, ч. 2 ст. 29 АПК РФ.

II. Полномочия органов государственной власти и органов местного самоуправления по распоряжению земельными участками.

1. В практике Арбитражного суда Свердловской области при рассмотрении споров, связанных с применением земельного законодательства, возникает проблема определения органа, компетентного до разграничения государственной собственности на землю осуществлять распоряжение земельными участками в Свердловской области. В правоприменительной практике имеются различные подходы к данному вопросу: согласно одной точке зрения органом, управомоченным распоряжаться земельными участками, является Правительство Свердловской области; согласно другому подходу, распоряжение землей является компетенцией органов местного самоуправления.

До недавнего времени в Арбитражном суде Свердловской области по данному вопросу складывалась следующая практика: органом, компетентным распоряжаться землей на территории Свердловской области признавалось Правительство Свердловской области.

В настоящее время практика Федерального арбитражного суда Уральского округа пошла по пути признания таких функций за органами местного самоуправления – Администрациями городов. Более того, в некоторых случаях такое право признается кассационной инстанцией также и за Администрациями районов в городах.

Разнообразие позиций вызвано неоднозначным толкованием норм действующего законодательства.

1). В соответствии с п.10 ст.3 Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации», до разграничения государственной собственности на землю» распоряжение землей осуществляется органами местного самоуправления в пределах их полномочий, если законодательством не предусмотрено иное.

Учитывая, что формулировка указанной нормы закона не содержит определения того, законодательством какого уровня может быть установлен иной порядок распоряжения землями – федеральным или законодательством субъектов, или имеются в виду как федеральные законодательные акты, так и законодательные акты субъектов федерации, принимая во внимание, что в соответствии со ст. 72 п. 1 пп. “в”, “г” Конституции Российской Федерации вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами, а также вопросы разграничения государственной собственности находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, при разрешении споров, связанных с распоряжением земельными участками, а также иных категорий споров, возникают сложности с применением указанной нормы закона – п.10.ст. 3 Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации».

Так, статья 2 Земельного кодекса РФ, наряду с федеральными законами, в понятие земельного законодательства включает и законы субъектов федерации.

На федеральном уровне Постановлением Правительства Российской Федерации от 7.08.2002г. № 576 утверждены Правила распоряжения земельными участками, находящимися в государственной собственности, до разграничения государственной собственности на землю, в соответствии с которыми, земельные участки, находящиеся в государственной собственности, до разграничения государственной собственности на землю предоставляются гражданам и юридическим лицам в порядке, предусмотренном Земельным кодексом Российской Федерации, принятыми в соответствии с ним федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (пункт 1 Правил).

В связи с этим, в судебной практике при рассмотрении соответствующих категорий споров возникает закономерный вопрос – может ли иной порядок распоряжения землей быть установлен нормами законодательства субъектов федерации?

В правоприменительной практике Арбитражного суда Свердловской области указанный вопрос обусловлен прежде всего тем, что на территории области действует Областной закон от 29 декабря 1995 года N 40-ОЗ “О регулировании земельных отношений на территории Свердловской области” (в редакции Областного закона N 36-ОЗ от 19.11.1998), которым установлено, что земли, не находящиеся в собственности граждан, юридических лиц либо муниципальных образований, являются государственной собственностью Российской Федерации и Свердловской области, вопросы владения, пользования и распоряжения которыми решаются Российской Федерацией и Свердловской областью в соответствии с федеральным и областным законодательством, а также договорами (соглашениями) между органами государственной власти Российской Федерации и Свердловской области. К компетенции Правительства Свердловской области данным законом отнесено распоряжение земельными участками, находящимися в государственной собственности.

Реализация указанных положений Областного закона осуществляется на территории Свердловской области в порядке, установленном:

– Постановлением Правительства Свердловской области от 7.03.1996г. № 167-п «О реализации Областного закона «О регулировании земельных отношений на территории Свердловской области», которым также определено, что до передачи земель в муниципальную собственность весь земельный фонд Свердловской области находится в распоряжении Правительства области, предоставление земельных участков юридическим лицам производится Правительством Свердловской области; – Постановлением Правительства Свердловской области от 14.05.2002г. № 317-ПП «О полномочиях исполнительных органов государственной власти Свердловской области по предоставлению в собственность и пользование находящихся в государственной собственности земельных участков, расположенных на территории Свердловской области, контролю по их использованию, изъятию и прекращению прав на них»; – Соглашением от 12.01.96г. №6 между Правительством Российской Федерации и Правительством Свердловской области «О разграничении полномочий в сфере владения, пользования и распоряжения земельными ресурсами на территории Свердловской области».

Поскольку порядок распоряжения землей на территории области определен указанными нормативными актами Свердловской области, при рассмотрении земельных споров практика Арбитражного суда Свердловской области исходила из правомочий Правительства области по распоряжению земельными участками.

2). В обоснование иного подхода к данной проблеме приводятся следующие доводы. Возможность органов местного самоуправления распоряжаться земельными участками, расположенными на территории муниципального образования, обосновывается несоответствием действующих нормативных актов Правительства Свердловской области Федеральному закону «Об общих принципах организации местного самоуправления» и Закону «О местном самоуправлении».

В соответствии с п.п.9,11 ст.6 Закона «Об общих принципах организации местного самоуправления», органы местного самоуправления осуществляют решение вопросов местного значения, к которым, в частности, относятся: регулирование планировок и застройки территории муниципальных образования и контроль за использованием земель на территории муниципального образования. Согласно ст.12 данного Закона, территорию муниципального образования составляют земли городских и сельских поселений, прилегающие к ним земли общего пользования, рекреационные зоны, земли, необходимые для развития поселений, и другие земли в границах муниципального образования независимо от форм собственности и целевого назначения.

К полномочиям органов местного самоуправления в области использования земли, в соответствии с п.1 ст.71 Закона РФ от 06.07.91г. «О местном самоуправлении», отнесено предоставление в установленном порядке на основании генерального плана города и проектов планировки и застройки в пожизненное наследуемое владение, бессрочное (постоянное) и временное пользование, передача в собственность и сдача в аренду, изъятие земельных участков в пределах городской черты, а также других земель, переданных в ведение города, за исключением случаев, предусмотренных законодательством.

Таким образом, право органов местного самоуправления предоставлять земельные участки в аренду, пользование, собственность и т.д., т.е. право распоряжение землями в пределах территории муниципального образования на основании генерального плана развития и проектов планировки и застройки, рассматривается как составная часть дееспособности муниципального образования, без которой орган местного самоуправления не имеет возможность реализовывать свои обязанности.

1. В качестве иллюстрации к вышесказанному можно привести следующие примеры.

(Дело № А60-19913/2002-С5) Прокурор Свердловской области, в защиту интересов МУГИСО обратился в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением к Администрации Октябрьского района г.Екатеринбурга, 3 лица: Администрация г.Екатеринбурга, ООО, Правительство Свердловской области о признании недействительным постановления Главы Октябрьского района г. Екатеринбурга от 10.07.2001г. № 600-П «О предоставлении ООО в аренду земельного участка для установки объекта общепита».

Главой Администрации Октябрьского района г.Екатеринбурга принято постановление № 600-П о предоставлении в аренду с 01.07.2001г. ООО земельного участка для установки объекта общепита.

Статьей 18 Областного закона от 29.12.95г. № 40-ОЗ «О регулировании земельных отношений на территории Свердловской области» (ред.19.11.1998г.) установлено, что вопросы владения, пользования и распоряжения землями, не находящимися в собственности граждан, юридических лиц либо муниципальных образований и являющихся государственной собственностью Российской Федерации и Свердловской области решаются Российской Федерации и Свердловской областью в соответствии с федеральным и областным законодательством, а также договорами (соглашениями) между органами государственной власти Российской Федерации и Свердловской области.

Соглашением между Правительством РФ и Правительством Свердловской области от 12.01.1996г. № 6 «О разграничении полномочий в сфере владения, пользования и распоряжения земельными ресурсами на территории Свердловской области» определено, что распоряжение земельными участками, находящимися в собственности Свердловской области, предоставление в пользование (в том числе в аренду), а также передача в муниципальную и частную собственность производятся Правительством Свердловской области в соответствии с законодательством Российской Федерации и Свердловской области. Статьей 10 данного соглашения предусмотрено его действие до принятия федерального закона о государственных и муниципальных землях.

В целях реализации областного Закона «О регулировании земельных отношений на территории Свердловской области» и «Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Свердловской области о разграничении полномочий в сфере владения, пользования и распоряжения земельными ресурсами на территории Свердловской области» Правительством Свердловской области вынесено Постановление от 07.03.1996г. № 167-п которым установлено, что до передачи земель в муниципальную собственность весь земельный фонд Свердловской области находится в распоряжении Правительства области, предоставление земельных участков юридическим лицам производится так же Правительством Свердловской области.

Введенным в действие с 30.10.2001г. Земельным кодексом РФ установлено, что разграничение государственной собственности на землю на собственность Российской Федерации (федеральную собственность), собственность субъектов Российской Федерации и собственность муниципальных образований (муниципальную собственность) осуществляется в соответствии с Федеральным законом «О разграничении государственной собственности на землю».

Предусматривающий порядок разграничения государственной собственности на землю Федеральный закон Российской Федерации № 101-ФЗ от 17.07.2001г. «О разграничении государственной собственности на землю», в соответствии со статьей 8 Закона, введен в действие с 20.01.2002г.

Таким образом, на момент вынесения Администрацией Октябрьского района г.Екатеринбурга оспариваемого постановления № 600-П о предоставлении в аренду с 1 июля 2001г. земельного участка Земельный кодекс РФ и предусматривающий порядок разграничения государственной собственности на землю Федеральный Закон № 101-ФЗ не действовали.

Учитывая изложенное, полномочия по предоставлению в аренду земельного участка у Администрации Октябрьского района г.Екатеринбурга отсутствовали, в связи с чем постановление Главы Администрации Октябрьского района г.Екатеринбурга от 10.07.2001г. № 600-П «О предоставлении ООО в аренду земельного участка для установки объекта общепита» следует признать недействительным.

Данное постановление отменено судом кассационной инстанции (Дело N Ф09-229/03-ГК). При этом суд сослался на то, что право городской администрации предоставлять земельные участки в аренду на основании генерального плана города и проектов планировки и застройки является составной частью дееспособности муниципального образования и входит в понятие “ведения” наряду с правом владения и пользования земельными участками, находящимися в государственной собственности.

Право городской администрации предоставлять земельные участки в аренду на основании генерального плана города и проектов планировки и застройки является составной частью правосубъектности муниципального образования в качестве территориальных основ местного самоуправления.

(Дело № А60-32588/2003-С5) ООО обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о признании недействительным Приказа Министерства по управлению государственным имуществом Свердловской области года полностью, как несоответствующему действующему законодательству и нарушающему права и законные интересы заявителя.

Приказом МУГИСО индивидуальному предпринимателю был предоставлен земельный участок в границах, установленных на местности в соответствии с планом границ земельного участка (категория земель – земли поселений) в аренду сроком на 49 лет.

В соответствии со ст. 71 Закона РФ от 06.07.1991г. № 1550-1 «О местном самоуправлении в Российской Федерации» городская администрация предоставляет в установленном порядке на основании генерального плана города и проектов планировки и застройки в пожизненное наследуемое владение, бессрочное (постоянное) и временное пользование, передает в собственность и сдает в аренду, изымает земельные участки в пределах городской черты, а также из других земель, переданных в ведение города.

Согласно абзацу 2 п. 10 ст. 3 Федерального закона от 25.10.2001г. № 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса РФ» распоряжение землями до разграничения государственной собственности на землю осуществляется органами местного самоуправления в пределах их полномочий, если законодательством не предусмотрено иное.

В соответствии с абзацем 3 п. 10 ст. 3 указанного Закона порядок распоряжения указанными землями до разграничения государственной собственности на землю может быть определен Правительством РФ.

В силу п. 1 постановления Правительства РФ от 07.08.2002г. № 576 земельные участки, находящиеся в государственной собственности, до разграничения государственной собственности на землю предоставляются гражданам и юридическим лицам в порядке, предусмотренном Земельным кодексом РФ, принятыми в соответствии с ним федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.

Статьей 11 Земельного кодекса РФ решение вопросов местного значения в области использования и охраны земель отнесено к полномочиям органов местного самоуправления.

Право городской администрации предоставлять земельные участки в аренду на основании генерального плана города и проектов планировки и застройки является составной частью правосубъектности муниципального образования в качестве территориальных основ местного самоуправления.

Кроме того, заявителями жалоб не доказано наличие на этом земельном участке приватизированного недвижимого имущества, находящегося до его приватизации в собственности субъектов РФ.

При таких обстоятельствах, у МУГИСО отсутствовали полномочия по распоряжению вышеуказанным земельным участком.

В соответствии со ст. 6 ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и ст. 71 Закона РФ «О местном самоуправлении», к полномочиям муниципальных образований отнесено предоставление в аренду земельных участков, находящихся в пределах городской черты. Это же положение подтверждено и ст. 5, 6, 7 ФЗ «О разграничении государственной собственности на землю».

(Дело № А60-15013 /2003-С 2) ООО обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском к МУГИСО, ООО «Р», Учреждению юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории Свердловской области, при участии в качестве третьего лица на стороне истца Администрации г. Екатеринбурга о признании недействительными договора № Т-101/0313 аренды земельного участка, заключенный 24.03.03 между МУГИСО и ОАО «Каменск-Уральский завод ЖБИ-Уральский ДСК» как не соответствующий законам и иным правовым актам (ст. 168 ГК) и признать недействительной государственную регистрацию данного договора, произведенную Учреждением юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории Свердловской области 07.04.03 .

В связи с заключением 23.04.03 соглашения между ОАО «Каменск-Уральский завод ЖБИ-Уральский ДСК» и ООО «Регионпромснаб» о передаче прав и обязанностей арендатора по договору аренды № Т-101/0313 и регистрацией данного соглашения 19.05.03 Учреждением юстиции, в предварительном заседании произведена замена ответчика – ОАО «Каменск-Уральский завод ЖБИ-Уральский ДСК» на ООО «Регионпромснаб».

В соответствии с указанным постановлением Главы города с истцом 10.10.02 был заключен договор № 7-292 аренды земельного участка сроком на пять лет. Фактически участок используется истцом с 01.01.00.

В соответствии со ст. 6 ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и ст. 71 Закона РФ «О местном самоуправлении», к полномочиям муниципальных образований отнесено предоставление в аренду земельных участков, находящихся в пределах городской черты. Это же положение подтверждено и ст. 5, 6, 7 ФЗ «О разграничении государственной собственности на землю». Таким образом, договор аренды № 18-к заключен администрацией г. Екатеринбурга на законных основаниях.

Заключая 24.03.03 договор аренды земельного участка МУГИСО не учло, что правом аренды на данный участок обладает законный правообладатель – ООО.

Общие положения Гражданского Кодекса об аренде – ст. 606, 607 – устанавливают, что в аренду может быть передано только то имущество, в том числе земельные участки, которое обладает индивидуальными признаками. Следовательно, наличие законного права аренды на индивидуально определенное имущество у одного лица, исключает возможность сдачи того же имущества в аренду другому лицу. Соответственно, договор аренды № Т-101/0313, заключенный между Министерством и ООО, является ничтожной сделкой, в силу ст. 168 ГК.

Данный вопрос обсуждался на Научно-консультативном совете при Федеральном арбитражном суде Уральского округа, где были выработаны следующие рекомендации.

В силу п. 10 ст. 3 Федерального Закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» распоряжение землями до разграничения государственной собственности на землю осуществляется органами местного самоуправления в пределах их полномочий, если законодательством не предусмотрено иное.

Право органов местного самоуправления на распоряжение земельными участками до разграничения государственной собственности на землю имеет своим основанием публично-правовую обязанность обеспечения эффективного управления государственными землями, их целевого использования и охраны. Указанное полномочие не тождественно по основанию своего возникновения и по содержанию правомочию распоряжения имуществом по своему усмотрению как элементу права собственности. Поэтому органы местного самоуправления вправе осуществлять распоряжение земельными участками до разграничения государственной собственности на землю в пределах и в порядке, установленных законодательством.

Например, распорядиться земельным участком в пределах границ муниципального образования орган местного самоуправления вправе в соответствии с генеральным планом застройки населенного пункта.

Статьей 11 Земельного кодекса РФ решение вопросов местного значения в области использования и охраны земель отнесено к полномочиям органов местного самоуправления.

III. Возникновение и прекращение прав на землю.

Сделки с земельными участками.

3. 1. Споры, связанные с договором аренды земельного участка.

3.1.1. Предоставление земельного участка, ранее переданного в постоянное (бессрочное) пользование, в аренду другим лицам может иметь место лишь после прекращения права постоянного (бессрочного) пользования либо по согласованию с землепользователем. (1)

_____________________

(1) Аналогичный вывод содержится в Постановлении Федерального Арбитражного суда Уральского округа (Ф09-2143/03-ГК).

(Ф09-2462/03-ГК) Администрация г. Перми обратилась в Арбитражный суд Пермской области с иском к ОАО “Завод горно-шахтного машиностроения” о взыскании 3685956 руб. 74 коп.

Между Администрацией г. Перми (арендодатель) и АООТ “Завод горно-шахтного машиностроения” (арендатор) подписаны договоры аренды земельного участка. Администрация г. Перми, ссылаясь на то, что указанные договоры аренды являются незаключенными, поскольку их государственная регистрация не осуществлялась, обратилась в арбитражный суд с требованием о взыскании неосновательного обогащения в размере сбереженных плановых платежей по арендной плате и процентов за пользование указанными денежными средствами.

Судом установлено, что земельные участки, указанные в качестве предмета договоров аренды, входят в состав земель, отведенных решениями Пермского горисполкома под промышленную территорию Пермскому заводу горно-шахтного машиностроения. Свидетельством N 655 о праве на землю, выданном 02.11.92 Администрацией г. Перми, подтверждается, что земли площадью 33,42 га под промышленную территорию Пермскому заводу горно-шахтного машиностроения предоставлены в постоянное (бессрочное) пользование.

Из имеющихся в деле документов следует, что АООТ (ныне – ОАО) “Завод горно-шахтного оборудования” зарегистрировано 12.11.92, создано в результате приватизации государственного предприятия “Завод горно-шахтного оборудования”, является его правопреемником. Согласно плана приватизации государственного предприятия “Завод горно-шахтного машиностроения” площадь земельного участка составляет 33,42 га.

Согласно п. 3 ст. 20 Земельного кодекса РФ право постоянного (бессрочного) пользования находящимися в государственной или муниципальной собственности земельными участками, возникшее у юридических лиц до введения в действие настоящего Кодекса, сохраняется.

Поскольку доказательств прекращения у ответчика права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком в порядке, предусмотренном ст. 39 Земельного кодекса РСФСР, ст. 45 Земельного кодекса РФ, ст. ст. 279 – 287 ГК РФ, в материалах дела не имеется, основания для распоряжения Администрацией г. Перми спорным земельным участком в форме передачи его в аренду отсутствовали. Обязанность уплачивать арендные платежи у ответчика не возникла.

3.1.2. Поскольку заявитель занимал спорный земельный участок на основании срочного договора аренды, какого-либо права на земельный участок не возникло, в связи с чем оспариваемый акт о передаче земельного участка в аренду третьему лицу не нарушает права и законные интересы заявителя.

То обстоятельство, что земельный участок, на котором расположена временная автостоянка, относится к категориям земель – земли поселений, с разрешенным целевым использованием – земли общественно-деловой застройки, исключает возможность размещение на этой земле стоянки для автомобилей, так как не соответствует его целевому назначению.

(А60-10669/2003-С9) Федеральное государственное унитарное предприятие «Научно-производственное объединение автоматики» (Далее – ФГУП «НПО автоматики», Предприятие) обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о признании недействительным приказа МУГИСО от 02.08.02 № 2382 «О предоставлении в аренду земельного участка государственному учреждению Управление капитального строительства Свердловской области», которым третьему лицу предоставлен в аренду земельный участок.

Приказом от 02.08.02 № 2328 «О предоставлении в аренду земельного участка государственному учреждению Управление капитального строительства Свердловской области» МУГИСО предоставило государственному учреждению «Управление капитального строительства Свердловской области» земельный участок (категории земель поселений) в аренду сроком на 49 лет. Договор аренды этого участка от 16.09.02 № Т-159/0851 между МУГИСО и УКСом был 19.09.02 в установленном порядке зарегистрирован в Учреждении юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории Свердловской области.

На данном земельном участке в настоящее время располагается автомобильная стоянка, которая закреплена на праве хозяйственного ведения за ФГУП «НПО автоматики», находится на балансе данного предприятия и используется им в своих целях. В связи с этим, оспаривая постановление МУГИСО о передаче земельного участка в аренду третьему лицу, заявитель ссылается на Соглашение о разграничении полномочий в сфере владения, пользования и распоряжения земельными ресурсами на территории Свердловской области от 12.01.96, согласно которому объектами права федеральной собственности на землю являются земельные участки, необходимые для нужд обороны, информатики, космических систем, охраны государственных границ и государственной безопасности страны. ФГУП «НПО автоматики» является предприятием, производящим продукцию военного назначения, поэтому полагает, что земли, предоставленные для нужд предприятия, являются объектами права федеральной собственности на землю; распоряжение этими объектами принадлежит исключительно Российской Федерации, а передача земли другому лицу решением неуполномоченного органа (МУГИСО) нарушает право хозяйственного ведения предприятия, что и послужило основанием для обращения в суд с настоящим заявлением.

После окончания строительства временная автомобильная стоянка была принята на баланс НПО автоматики и эксплуатировалась этим предприятием. Пользование земельным участком под стоянкой осуществлялось заявителем на основании срочных договоров аренды с Администрацией города Екатеринбурга, которыми также предусматривалось временное использование земельного участка для организации на нем платной автостоянки.

В январе 2000 года приказом МУГИСО от 13.01.2000 № 28 автостоянка в составе другого государственного имущества была передана в хозяйственное ведение государственному унитарному предприятию «Ключ», которое также заключило договор аренды спорного земельного участка с Администрацией города Екатеринбурга и пользовалось им до марта 2001 года до момента возвращения переданного имущества ФГУП «НПО автоматики» на основании приказа МУГИСО от 20.03.01 № 408.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют о том, что какого-либо права на земельный участок под временной автомобильной стоянкой у ФГУП «НПО автоматики» не возникло, в связи с чем оспариваемый акт о передаче земельного участка в аренду третьему лицу не нарушает права и законные интересы заявителя.

Суд также учитывает и то, что земельный участок, на котором расположена временная автостоянка, относится к категориям земель – земли поселений, с разрешенным целевым использованием – земли общественно-деловой застройки, поэтому размещение на этой земле стоянки для автомобилей не соответствует его целевому назначению.

Заявитель, воздвигая временный комплекс имущества на земельном участке, который ему не предоставлялся, действовал на свой риск и может в связи с этим нести неблагоприятные для него последствия.

3.1.3 В соответствии со ст. 432, п. 3 ст.607 ГК РФ существенным условием договора аренды является его предмет, то есть в договоре аренды должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче арендатору в качестве объекта аренды.

В силу п. 2 ст. 6, ст. 22, п. 6 ст. 34, ст. 37 ЗК РФ объектом аренды могут быть земельные участки, прошедшие государственный кадастровый учет.

Отсутствие в договоре аренды земельного участка данных о государственном кадастровом учете и о границах земельного участка влечет его незаключенность.

(Ф09- 726/04 ГК) Администрация Октябрьского района г. Екатеринбурга обратилась в Арбитражный суд Свердловской области с иском к ООО об обязании ответчика освободить занимаемый им земельный участок и привести его в первоначальное состояние, на основании ст. ст. 12, 2714, 272, 606, 607 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Между Администрацией Октябрьского района г. Екатеринбурга (арендодатель) и ООО (арендатор) 11.11.1999 заключен договор аренды земельного участка, в соответствии с п. 1.1 которого арендодатель передает в краткосрочную аренду сроком на три года указанный земельный участок для размещения павильона.

Арендодатель заблаговременно предупредил арендатора об истечении срока действия данного договора и необходимости освободить земельный участок, что арендатором не было исполнно. В связи, с чем Администрацией Октябрьского района г. Екатеринбурга заявлено требование об обязании ООО освободить земельный участок и привести его в первоначальное состояние.

В соответствии со ст. 432, п. 3 ст.607 ГК РФ существенным условием договора аренды является его предмет, то есть в договоре аренды должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче арендатору в качестве объекта аренды.

В силу п. 2 ст. 6, ст. 22, п. 6 ст. 34, ст. 37 ЗК РФ объектом аренды могут быть земельные участки, прошедшие государственный кадастровый учет. В договоре аренды от 11.04.2003 данных в кадастровом учете и о границах земельного участка не содержится.

Таким образом, поскольку предмет договора аренды не определен, оснований полагать, что спорный договор заключен в соответствии с требованиями действующего законодательства, у суда не имеется.

3.1.4. Если спорный земельный участок является неделимым, а находящееся на нем строение принадлежит нескольким собственникам, то обязательным условием приобретения каждым из них прав арендатора на землю является заключение договора аренды с множественностью лиц на стороне арендатора.

(Ф09-1795/03 ГК) Администрация города Перми обратилась в Арбитражный суд Пермской области с иском к «Пермской областной регистрационной палате», третьи лица У., Н. о признании незаконным отказа в государственной регистрации договоров аренды земельных участков заключенных между Администрацией г. Перми и Н., договоров аренды земельных участков от 04.07.02 г. № 132-02, 133-02, заключенных между Администрацией г. Перми и У., и обязании зарегистрировать названные договоры в установленном порядке.

Отказывая в удовлетворении иска о признании отказа в государственной регистрации соответствующим ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», суд правомерно исходил из того, что в силу п. 3 ст. 36 ЗК РФ, если здание (помещение в нем), находящееся на неделимом земельном участке, принадлежит нескольким лицам на праве собственности, эти лица имеют право на приобретение данного земельного участка в общую долевую собственность или в аренду с множественностью лиц на стороне арендатора, если иное не предусмотрено Земельным Кодексом, федеральными законами. Представленные на государственную регистрацию договоры аренды не соответствовали указанным требованиям, поэтому «Пермская областная регистрационная палата» правомерно отказала в их регистрации.

В судебной практике имеются примеры подобных дел и в иных округах, в частности, Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 12 марта 2004 г. № КГ-А40/1255-04 по иску ООО «Техавтостар» к Москомрегистрации о признании незаконным отказа в государственной регистрации договора аренды земельного участка от 31.01.02. Суд кассационной инстанции признал, что отказ в регистрации является правомерным, так как объект договора аренды от 31.01.02 не отвечает требованиям, установленным ст. 607 ГК РФ, согласно которой в аренду могут передаваться земельные участки и другие обособленные природные объекты, а не доли в праве аренды на них. Единственный порядок приобретения прав для неделимых земельных участков, на которых расположены здания (помещения в нем), принадлежащих разным собственникам установлен п. 3 ст. 36 ЗК РФ, т.е. заключение договора аренды с множественностью лиц на стороне арендатора.

Представляется, что данная позиция является правильной и подтверждается в Постановлениях Президиума Высшего Арбитражного суда РФ от 20 мая 2003 г. №1971/03 (по иску ООО «Шерб» к Москомрегистрации) и от 01 июля 2003 г. №12168/02 (по иску ГСК «Жулебино-7» к Москомрегистрации). Действительно, по причине того, что земельные участки являются неделимыми, отказ в регистрации в подобных ситуациях является правомерным, так как невозможно по договору аренды передать земельные участки без выделения в натуре в соответствии с долей площади, занимаемой в здании, это противоречит п.1 ст. 607 ГК РФ и п.2 ст.6 ЗК РФ, в соответствии с которыми земельный участок представляет собой часть поверхности земли, границы которой описаны и удостоверены в установленном порядке. Высший Арбитражный суд Российской Федерации указал, что другой порядок приобретения прав на земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, в настоящее время законодательством не установлен, что исключает использование иных способов оформления прав на такие земельные участки.

Таким образом, можно сделать вывод, что судебная практика по данным делам сформировалась и является единообразной.

3.2.Споры, связанные с выкупом земельных участков.

3.2.1 Предоставление в собственность граждан и юридических лиц земельных участков, ограниченных в обороте, допускается только в случаях, прямо предусмотренных федеральным законом.

(Ф09-3542/03-ГК) Индивидуальный предприниматель обратился в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о признании незаконными действий должностных лиц Администрации МО ЗАТО “Город Лесной” и Комитета по земельным ресурсам и землеустройству г. Лесного, выразившихся в отказе предоставить земельный участок в собственность заявителя под принадлежащими ему объектами недвижимости, расположенными в г. Лесной, ул. Победы, 48.

Спорный земельный участок расположен в границах МО “Город Лесной”, имеющего статус закрытого административно-территориального образования.

В соответствии с пунктами 3, 4 ст. 6 ФЗ РФ “О закрытом административно-территориальном образовании” от 14.07.92 N 3297-1 земли закрытого административно-территориального образования, за исключением земель, находящихся в федеральной собственности, находятся в ведении органов местного самоуправления данного образования. В закрытом административно-территориальном образовании в соответствии с законодательством РФ по согласованию с органами местного самоуправления может устанавливаться особый режим использования земель.

Согласно п. 6 ч. 2, 5 ст. 27 Земельного кодекса РФ земельные участки в границах закрытых административно-территориальных образований отнесены к землям, ограниченным в обороте, не предоставляются в частную собственность, за исключением случаев, установленных федеральным законом.

Не допускается отказ в предоставлении в собственность граждан и юридических лиц земельных участков, ограниченных в обороте и находящихся в государственной или муниципальной собственности, если федеральным законом разрешено предоставлять их в собственность граждан и юридических лиц (ч. 4 ст. 28 Земельного кодекса РФ).

Из содержания названных норм следует, что предоставление в собственность граждан и юридических лиц земельных участков, ограниченных в обороте, допускается только в случаях, прямо предусмотренных федеральным законом.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд исходил из того, что в настоящее время федеральным законодательством не предусмотрено случаев, допускающих предоставление в собственность земель, ограниченных в обороте, вследствие чего оснований для передачи земельного участка в собственность предпринимателю Слюсареву С.Я. не имелось, оспариваемые действия (отказ в предоставлении земельного участка в собственность) не противоречат требованиям закона.

3.2.2 В судебной практике не сложилось единства мнений о том, является ли отсутствие кадастровой карты основанием для отказа в принятии решения о приобретении земельного участка в собственность или принятия такого решения в установленный законом срок на основании статьи 36 Земельного кодекса РФ.

Земельный кодекс РФ устанавливает, что в гражданском обороте могут участвовать только земельные участки, находящиеся на государственном кадастровом учете.

При решении данных дел сформировались противоположные позиции.

Одни полагают, что исключительное право на приватизацию земельных участков или приобретение права аренды земельных участков имеют граждане и юридические лица – собственники зданий, строений, сооружений в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, федеральными законами. Отсутствие кадастровой карты, равно как и отсутствие иных документов, не может являться основанием для отказа в принятии решения о приобретении в собственность земельного участка или непринятия такого решения в установленный законом срок.

(Ф09-3102/03-ГК) ОАО “Научно-исследовательский институт организации производства и экономики” (далее – ОАО “НИИ организации производства и экономики”) обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском к МУГИСО о признании недействительным решения МУГИСО от 17.02.03 N 78-1781 о возврате заявления и документов на приватизацию земельного участка; о признании незаконными действий должностных лиц МУГИСО, выразившихся в возврате заявления на приватизацию; о признании незаконным бездействия должностных лиц МУГИСО, связанного с непринятием ими в установленный законом срок решения о приватизации земельного участка. Кроме того, истец просил обязать МУГИСО принять решение о приватизации земельного участка по ценам, действовавшим на момент подачи заявления.

Решением, оставленным в силе апелляционной и кассационной инстанциями, исковые требования удовлетворены полностью.

ОАО “НИИ организации производства и экономики” будучи собственником здания, на основании ст. 36 Земельного кодекса РФ неоднократно обращалось в МУГИСО с заявлением о приватизации земельного участка, однако ему отказывали в принятии названного заявления и лишь 30.12.02 заявление на приватизацию с приложенными к нему документами было принято МУГИСО.

Письмом от 17.02.03 N 78-1781 МУГИСО вернуло заявление с приложенными документами ОАО “НИИ организации производства и экономики” со ссылкой на то, что отсутствуют документы, необходимые для принятия решения, в том числе кадастровая карта земельного участка, а также надлежащим образом заверенные (нотариально) копии учредительных документов и свидетельство о праве собственности на объект недвижимости. Кроме того, заявителю указано на необходимость укомплектовать землеотводное дело актом обследования земельного участка и рекомендовано подать заявку с надлежащим образом оформленным приложением.

Порядок и сроки приобретения в собственность земельного участка установлены в ст. 36 ЗК РФ. В силу части 7 названной статьи в случае отсутствия кадастровой карты (плана) земельного участка орган местного самоуправления на основании заявления гражданина или юридического лица либо по обращению предусмотренного статьей 29 настоящего Кодекса исполнительного органа государственной власти на основании дежурной кадастровой карты (плана), содержащей сведения о местоположении земельного участка, и градостроительной документации в месячный срок со дня поступления указанных заявления либо обращения обеспечивает изготовление кадастровой карты (плана) земельного участка и утверждает проект его границ.

Согласно п. 67 постановления Правительства Свердловской области от 14.05.02 N 317-ПП “О полномочиях исполнительных органов государственной власти Свердловской области по предоставлению в собственность и использование находящихся в государственной собственности земельных участков” при отсутствии кадастровой карты (плана) земельного участка представитель МУГИСО на основании поданного заявления направляет главе муниципального образования обращение о подготовке проекта границ земельного участка и его утверждении с указанием его местоположения и площади участка.

Таким образом, отсутствие кадастровой карты, равно как и отсутствие иных документов, не может являться основанием для отказа в принятии решения о приобретении в собственность земельного участка или непринятия такого решения в установленный законом срок, в связи с чем суд обоснованно признал требования МУГИСО о предоставлении ОАО “НИИ организации производства и экономики” кадастрового плана, а также плана обследования земельного участка, незаконными. Вместе с тем, судом установлено, что кадастровый план по инициативе истца был изготовлен еще 16.12.02 и был предоставлен последним в МУГИСО совместно с заявлением.

Противоположная позиция заключается в том, что отсутствие кадастровой карты является основанием для отказа в принятии решения о приобретении земельного участка в собственность или принятия такого решения в установленный законом срок, на условиях предусмотренных статьей 36 Земельного кодекса РФ.

(А64-ГП-341/3-02)(2) ОАО “Ч” обратилось в арбитражный суд с иском об обязании Фонда имущества Тульской области и Комитета по управлению имуществом Тульской области заключить договор купли-продажи земельного участка, площадью 1 566 кв.м., расположенного по адресу: г. Тула, ул. К., 9-а на условиях представленного им проекта договора.

_____________________

(2) Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа

Решением суда, оставленным в силе апелляционной и кассационной инстанциями, в иске отказано.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований, придя к выводу о том, что истец не представил вместе с заявлением всех необходимых документов для заключения договора купли-продажи, а также в связи с тем, что спорный земельный участок не прошел кадастровый учет.

ОАО “Ч” в марте 2002 г. обратилось в Комитет по управлению имуществом Тульской области с заявлением о заключении договора купли-продажи земельного участка, на котором расположено принадлежащее истцу на праве собственности недвижимое имущество.

К заявлению приложены заявка и проект договора купли-продажи, а также план земельного участка, изготовленный в 1996 г. для правопредшественника ОАО “Ч” – ТОО “Т”.

Согласно п. 1 ст. 37 Земельного Кодекса РФ объектом купли-продажи могут быть только земельные участки, прошедшие государственный кадастровый учет. Данные требования о прохождении кадастрового учета соответствуют и положениям п. 1 ст. 554 ГК РФ о необходимости предоставления данных, позволяющих определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю по договору.

Участок, который намерен приобрести истец в собственность, не прошел кадастровый учет. Доводы истца о том, что в силу п. 7 ст. 36 ЗК РФ ответчик обязан обеспечить изготовление кадастровой карты (плана) земельного участка, и утверждает проект его границ. Порядок подачи заявления о приобретении прав на земельный участок предусмотрен п. 5 ст. 36 Земельного Кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым юридические лица, имеющие исключительное право на приватизацию земельных участков, обращаются в исполнительный орган государственной власти или орган местного самоуправления, предусмотренные ст. 29 Земельного Кодекса Российской Федерации, с заявлением о приобретении прав на земельный участок с приложением его кадастровой карты (плана). Таким образом, обязанность по предоставлению кадастровой карты возложено законодателем на лицо, обращающееся с заявлением о приобретении прав на земельный участок.

3.2.3. Выкупная цена земельного участка должна определятся на момент подачи заявки.

В судебной практике нет единообразия при решении вопроса о моменте определения выкупной цены земельного участка.

Одни полагают, что выкупная цена земельного участка должна определяться на момент подачи заявки в уполномоченный орган

(Ф09-453/04-ГК) ЗАО обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском о разрешении разногласий, возникших при заключении между ЕКУГИ и истцом договора купли-продажи земельного участка под принадлежащим истцу на праве собственности строением. Соглашение о цене продаваемого земельного участка сторонами не достигнуто, в связи с чем истец просит обязать ответчиков заключить с ним договор купли-продажи земельного участка по цене 15774 руб. в двухнедельный срок с момента вступления решения в законную силу.

В соответствии со ст. 34 ЗК РФ выкупная цена земли определяется на момент принятия заявки, то есть в данном случае на 17.10.01.

Согласно ст. 7 ФЗ “О введении в действие Земельного кодекса РФ” к земельным отношениям, возникшим до введения в действие ЗК РФ, указанный Земельный кодекс применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие. Земельный кодекс РФ опубликован и введен в действие с 30.10.01 (ст. 1 “О введении в действие Земельного кодекса РФ”).

П. 7 Указа Президента РФ “О мерах по обеспечению гарантированного поступления в федеральный бюджет доходов от приватизации” от 11.05.95 N 478, действовавшего на момент подачи заявки, установлено, что выкупная цена земли определяется исходя из ставки земельного налога, действующей на дату подачи продавцу земельного участка заявки на его выкуп, а цена земли определяется в размере не ниже пятикратной ставки земельного налога.

В силу ст. 6 ФЗ “О введении в действие Земельного кодекса РФ” изданные до введения в действие ЗК РФ и регулирующие земельные отношения нормативные правовые акты Президента РФ и Правительства РФ применяются в части, не противоречащей Земельному кодексу РФ.

Порядок определения выкупной цены земли, установленный Указом Президента РФ от 11.05.95 N 478, не противоречит ст. 36 Земельного кодекса РФ и утратил силу только с принятием Указа Президента РФ от 26.03.03 N 370.

Указанный порядок не противоречит и положениям п. 2 ст. 2 ФЗ “О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации”, согласно которым до установления субъектом РФ цены земли применяется минимальная ставка земельного налога, установленная в этом пункте – то есть (для города Екатеринбурга) в пятикратном размере ставки земельного налога за единицу площади земельного участка.

Поскольку на момент подачи заявки Постановление Правительства Свердловской области N 71-ПП от 01.02.02 “Об установлении цены находящихся в государственной или муниципальной собственности земельных участков, расположенных на территории Свердловской области, при продаже их собственникам расположенных на них зданий, строений, сооружений” не действовало, оснований для применения его положений в данном случае не имеется.

Согласно другой точки зрения выкупная цена должна определяться в момент заключения договора, уполномоченным органом. (3)

_____________________

(3) «Практика рассмотрения споров, возникающих из земельных правоотношений» Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа», № 5, сентябрь – октябрь 2003 (См. справочная правовая система- «Гарант»);

(А48-296/03-5)(4)ООО “БЛ” г. Орел, обратилось в Арбитражный суд Орловской области с исковым заявлением к Администрации г. Орла о понуждении заключить договор купли-продажи земельного участка общей площадью, на условиях прилагаемого проекта договора.

_____________________

(4) Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа

Из ст. 2 Закона РФ “О введении в действие Земельного кодекса РФ” следует, что цена земли устанавливается субъектами РФ.

Законом Орловской области от 25.03.02 г. N 257-ОЗ цена земли при продаже находящихся в государственной или муниципальной собственности земельных участков собственникам расположенных на них зданий, строений, сооружений в г. Орле установлена в десятикратном размере ставки земельного налога за 1 кв. м.

На день рассмотрения дела ставка земельного налога в территориально-экономической зоне, в которой находится выкупаемый земельный участок, равна 16 руб. 60 коп. за 1 кв. м . (9 руб. 22 коп. х 1,8 = 16 руб. 60 коп.), где 1,8 – коэффициент ставки земельного налога на 2003 год.

Поскольку стороны не пришли к взаимному согласию относительно цены выкупа земельного участка, то указанная цена должна рассчитываться на момент вынесения решения суда о заключении договора. Договор купли-продажи земельного участка с кадастровым номером 57:25:0030757:0002 считается заключенным с 22.04.03.

В соответствии с п. 1 ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами, действующим в момент его заключения.

Сторонники третьей точки зрения считают, что выкупная цена земельного участка должна определятся на момент, когда соответствующее решение должно было быть принято уполномоченным органом.

Данный вопрос обсуждался на Научно-консультативном совете при Федеральном арбитражном суде Уральского округа, где были выработаны следующие рекомендации.

В силу ст. 6 Закона «О введении в действие Земельного кодекса РФ», п. 7 Указа Президента РФ № 478 от 11.05.96 «О мерах по обеспечению гарантированного поступления в федеральный бюджет доходов от приватизации» выкупная цена земли должна определяться на дату подачи в компетентный орган заявления о приобретении прав на землю, соответствующего требованиям, установленным для него законом.

3.2.4. Исходя из конституционного принципа равенства прав (ст. 19 Конституции РФ) если на момент принятия соответствующего решения действующее законодательство изменилось в сторону улучшения положения заявителя, последний вправе требовать выкупа земельных участков на более благоприятных для него условиях.

ООО «С» обратилось в Арбитражный суд Пермской области с иском об обязании Администрации г.Перми принять пункт 2.1 договора в редакции ООО «С», установив выкупную цену земельного участка в сумме 319337 руб. (8-кратный размер ставки земельного налога).

ООО «С», являясь собственником объектов недвижимости, обратилось в Администрацию г.Перми с заявлением о выкупе земельного участка, занятого объектами недвижимости на основании ч.1 ст.36 Земельного кодекса РФ.

27.03.03 Глава Администрации г.Перми принял постановление №890, которым ООО «С» предоставлен в собственность (за плату) земельный участок. 21.06.03 Администрация г.Перми направила ООО «С» проект договора купли-продажи земельного участка, в соответствии с пунктом 2.1 которого выкупная цена земельного участка составляет 753989 руб.

ООО «С» подписало проект договора купли-продажи с протоколом разногласий, предложив свою редакцию пункта 2.1 договора, согласно которой выкупная цена земельного участка определена в размере 354818 руб.

Согласно ч.1 ст.36 Земельного кодекса РФ собственникам объектов недвижимого имущества принадлежит право приобрести в собственность (приватизировать) занятые такими объектами земельные участки.

По общему правилу, установленному ч.3 ст.28, ч.6 ст.36 Земельного кодекса РФ, применяется двухнедельный срок для принятия исполнительным органом государственной власти или органом местного самоуправления решения о предоставлении земельного участка в собственность и подготовке проекта договора купли-продажи. Поскольку решение о предоставлении земельного участка должно быть принято в указанный двухнедельный срок, то и вопрос о цене земельного участка подлежит разрешению в этот же срок и в соответствии с действующим в этот период законодательством.

Данное правило защищает заявителя от возможного ухудшения его положения в реализации предоставленного права в случае несвоевременного принятия решения о предоставлении земельного участка (например, увеличения выкупной цены земельного участка за счет увеличения коэффициентов (кратности) к ставке земельного налога).

Вместе с тем, если на момент принятия соответствующего решения действующее законодательство изменилось в сторону улучшения положения заявителя, последний вправе требовать выкупа земельных участков на более благоприятных для него условиях. В ином случае, будет нарушен конституционный принцип равенства прав (ст.19 Конституции Российской Федерации), так как другие лица, обратившиеся с заявлениями о выкупе земельных участков после изменения законодательства, будут находиться в более выгодном положении по сравнению с лицами, подавшими аналогичное заявление раньше и не получившими земельный участок в собственность вследствие нарушения соответствующим органом сроков для принятия об этом решения.

Решение о предоставлении ООО «С» земельного участка в собственность было принято Администрацией г.Перми 27.03.03, проект договора представлен – 21.06.03, в то время как заявка подана ООО «С» 10.09.02. Таким образом, вопрос о предоставлении истцу земельного участка и заключении с ним договора купли-продажи был решен ответчиком с существенным нарушением установленного Земельным кодексом РФ срока.

При рассмотрении спора установлено и материалами дела подтверждается, что на момент подачи ООО «С» заявки действовало законодательство, в соответствии с которым при установлении цены земельного участка применялась кратность к ставке земельного налога – 17, при принятии же решения о предоставлении земельного участка размер этой кратности был снижен до 8, что влияет на размер выкупной цены земельного участка, уменьшая ее, и свидетельствует об улучшении условий для выкупа земельного участка.

Учитывая изложенное, выводы суда апелляционной инстанции о применении при определении выкупной цены земельного участка законодательства, действующего на момент принятия Главой Администрации г.Перми постановления от 27.03.03 № 890 «О предоставлении ООО «С» земельного участка в Дзержинском районе», являются правомерными.

3.2.5. В судебной практике при рассмотрении споров, связанных с выкупом земельных участков возник вопрос о том, что следует понимать под термином «минимальная ставка земельного налога».

По этому вопросу настоящее время в судебной практике Арбитражного суда Свердловской области сформировалось две точки зрения.

Приверженцы одной точки зрения исходят из того, что под термином минимальная ставка земельного налога понимается ставка земельного налога, образованная путём перемножения установленной органами местного самоуправления ставки земельного налога и всех повышающих коэффициентов, установленных федеральными законами о федеральном бюджете за соответствующие годы. При этом, если органом местного самоуправления ставка земельного налога на территории муниципального образования дифференцирована в зависимости от места расположения земельного участка, в расчёт принимается установленная дифференцированная ставка земельного налога. (5)

_____________________

(5) Кроме того, имеет значение социально-политический аспект указанной проблемы – недопустимость искусственного занижения действительной стоимости такого стратегически – важного объекта как земля и приобретение её по необоснованно низким ценам.

(ФО9 -3404/03ГК) ОАО “У” и ООО “ТПК “У” обратились в Арбитражный суд Свердловской области с иском к МУГИСО, Уральскому межрегиональному отделению Российского фонда федерального имущества о понуждении к заключению договора купли-продажи в долевую собственность земельного участка общей площадью 134779 кв.м из земель поселений с целевым использованием земли общественно-деловой застройки (для общественно-деловых целей), с кадастровым номером 66:41:07 04 041:0005 в границе, указанной в кадастровой карте (плане участка).

ОАО “У” и ООО “ТПК “У” являются собственниками объектов недвижимости, что подтверждается выпиской из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, свидетельством о государственной регистрации прав. Данный земельный участок находился во владении ОАО “У” и ООО “ТПК “У” на праве постоянного (бессрочного) пользования.

В порядке ст. 36 Земельного кодекса РФ ОАО “У” и ООО “ТПК “У” 16.12.2002 подали в МУГИСО заявку на выкуп земельного участка направили в адрес МУГИСО и УМО РФФИ проект договора купли-продажи земельного участка с расчетом выкупной цены, определив ее в размере 4192974 руб. 69 коп..

Определяя выкупную цену спорного земельного участка в размере(?), суд апелляционной инстанции обоснованно исходил из того, что в соответствии с п. 2 ст. 2 ФЗ “О ведении в действие Земельного кодекса РФ “, Постановлением Правительства Свердловской области от 01.02.2002 N 71-ПП “Об установлении цены находящихся в государственной и муниципальной собственности земельных участков, расположенных на территории Свердловской области, при продаже их собственникам расположенных на них зданий, строений, сооружений” цена за единицу площади земельного участка в Свердловской области равна 17-кратной ставке земельного налога.

В силу ст. 1 ФЗ “Об индексации ставок земельного налога” от 14.12.2001 N 163-ФЗ ставки земельного налога, действующие в 2001 году, применяются в 2002 году для всех категорий земель с коэффициентом 2. Ставка земельного налога для спорного земельного участка, действующая в 2001 году и установленная Решением Екатеринбургской Городской думы от 26.09.1996 N 5/1, в соответствии с федеральными законами от 26.02.1997 N 29-ФЗ, от 28.10.1998 N 162-ФЗ, от 22.02.1999 N 36-ФЗ, от 31.12.1999 N 227-ФЗ, от 27.12.2000 N 150-ФЗ, от 14.12.2001 N 163-ФЗ индексировалась в 1997-2002 годах путем умножения ее на коэффициенты, установленные данными законами. Названные нормативные правовые акты в установленном порядке не оспорены, они являются актами прямого действия на всей территории Российской Федерации и не требуют подтверждения правовыми актами субъектов федерации или муниципальных образований. Следовательно, вывод суда апелляционной инстанции о необходимости применения указанных коэффициентов при исчислении выкупной цены спорного земельного участка правомерен.

Сторонники иной точки зрения исходят из того, что изменение коэффициентов, применяемых в целях налогообложения, не может учитываться при расчёте выкупной цены.

Данная позиция обосновывается следующими аргументами.

Согласно п. 1 ст. 17 Налогового Кодекса РФ налоговая ставка и порядок исчисления налога являются различными элементами налогообложения. Изменение коэффициента земельного налога не изменяет налоговую ставку, поскольку в соответствии с п. 2 ст. 21 Закона РФ «Об основах налоговой системы в РФ» установление ставки земельного налога входит в компетенцию органов местного самоуправления, а не федеральных органов власти. При этом, если исходить из того, что при определении ставки земельного налога подлежат учёту повышающие коэффициенты, придётся признать факт нарушения порядка установления указанных ставок. Поэтому изменение коэффициентов, применяемых в целях налогообложения, не может учитываться при расчёте выкупной цены, так как это относятся не к собственно ставке, а к порядку её исчисления.

Анализ практики Федерального арбитражного суда Уральского округа и Арбитражного суда Свердловской области показывает, что при рассмотрении дел данной категории суды определяют выкупную цену земельного участка с учетом повышающих коэффициентов.

3.2.6. При расчете выкупной цены приватизируемых земельных участков налог на добавленную стоимость включению не подлежит.

(Дело № А60-19844/2003-С8) Индивидуальный предприниматель. обратился в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о признании недействительным пункт 2 (установление выкупной цены участков) приказа № 9892 от 26.06.03 г. МУГИСО о приватизации земельных участков заявителем.

26.06.03 г. МУГИСО издан приказ № 9892 (о приватизации), в соответствии с которым индивидуальному предпринимателю. передаются в собственность земельные
участки. Выкупная цена земельных участков определена заинтересованным лицом в соответствии с Постановлением Правительства Свердловской области от 01.02.02 г. № 71-ПП «Об установлении цены находящихся в государственной или муниципальной собственности земельных участков, расположенных на территории Свердловской области, при их продаже собственникам находящихся на них зданий, строений, сооружений», которым установлена методика определения выкупной цены.

В соответствии с указанным постановлением выкупная цена рассчитана исходя из площади участка, ставки земельного налога и кратности к ставке земельного налога. Кроме того, на сумму, подлежащую уплате за приобретаемые земельные участки, МУГИСО начислен налог на добавленную стоимость.

В соответствии со ст. 38 НК РФ объектами налогообложения могут являться операции по реализации товаров (работ, услуг) имущество, прибыль, доход, стоимость реализованных товаров либо иной объект, имеющий стоимостную, количественную или физическую характеристики, с наличием которого у налогоплательщика законодательство о налогах и сборах связывает возникновение обязанности по уплате налога.

Налог на добавленную стоимость имеет самостоятельный объект налогообложения, определяемый в соответствии со статьей 146 Налогового кодекса РФ

В соответствие с п. 4 ч.2 ст. 146 Налогового кодекса РФ в целях главы 21 (НДС) не признается объектом налогообложения выполнение работ (оказание услуг) органами, входящими в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления, в рамках выполнения возложенных на них исключительных полномочий в определенной сфере деятельности в случае, если обязательность выполнения указанных работ (оказания услуг) установлена законодательством Российской Федерации, законодательством субъекта Российской Федерации, актами органов местного самоуправления.

Министерство по управлению государственным имуществом Свердловской области при осуществлении приватизации соответствующих земельных участков действует в пределах полномочий, предоставленных ему статьями 16, 28, 29, 36, 37 Земельного кодекса Российской Федерации от 25.10.2001 г. № 136-ФЗ, п. 10 ст. 3 Федерального закона от 25.10.2001 г. № 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации», ст. 28, п.14 ст. 43 Федерального закона от 21.12.2001 г. № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества», постановлением Правительства Российской Федерации от 07.08.2002 г. № 576 «О порядке распоряжения земельными участками, находящимися в государственной собственности, до разграничения государственной собственности на землю», приказом Министерства имущественных отношений Российской Федерации от 18.12.2000 г. «О наделении Министерства по управлению государственным имуществом Свердловской области полномочиями территориального органа Министерства имущественных отношений Российской Федерации».

На момент рассмотрения настоящего спора до разграничения государственной собственности на землю собственником земли, имеющим право распоряжения, является Российская Федерация, кроме земельных участков, находящихся в частной собственности, что следует из ст. 214 ГК РФ.

Исходя из положений статьи 143 НК РФ (плательщики НДС) Российская Федерация не является плательщиком налога на добавленную стоимость.

Следовательно, поскольку налогоплательщик не определен, объект налогообложения в силу п.4 ч.2 ст. 146 НК РФ отсутствует, суд считает, что оснований для начисления налога на добавленную стоимость в сумме 221 235,59 руб. при расчете выкупной цены приватизируемых предпринимателем земельных участков, у МУГИСО не имеется.

Однако, в практике Арбитражного суда Свердловской области встречаются и иные примеры.

(Дело № А60-526/2004-С2) ООО «Фирма «У», ЗАО «В» и Индивидуальный предприниматель Ш. обратились с иском к МУГИСО о понуждении к заключению договора купли-продажи в общую долевую собственность земельного участка с выкупной ценой в размере 1 904 621 руб. 31 коп. (без учета НДС) – для доли (324775/339636) ООО «Фирма «У», 58 439 руб. 08 коп. (без учета НДС) – для доли (9965/339636) ЗАО «В», 28 712 руб. 26 коп. (без учета НДС) – для доли (4896/339636) Индивидуального предпринимателя Шевелева О.И.

В соответствии с представленными документами, ООО «Фирма «У», ЗАО «В» и Индивидуальный предприниматель Ш.. являются собственниками объектов недвижимости, которые расположены на данном земельном участке, что подтверждается свидетельствами о государственной регистрации прав. Земельный участок находится в пользовании ООО «Фирма «Ур» по договору аренды.

В порядке ст. 36 Земельного Кодекса РФ ЗАО «В», индивидуальный предприниматель Ш., ООО «Фирма «У» 04.12.2001г. подало в МУГИСО заявку на выкуп земельного участка.

27.11.2003г. МУГИСО уведомило истцов письмом № 78-12390 об отказе в выкупе земельного участка, так как представленный пакет документов не соответствует требованиям Земельного кодекса РФ, ФЗ от 21.12.2001г. № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества».

Ответчик в двухнедельный срок со дня поступления заявления о выкупе земельного участка не принял решение и не заключил договор купли-продажи земельного участка (п. 6 ст. 36 Земельного кодекса РФ).

Поскольку истец имеет право на выкуп спорного земельного участка в момент его обращения с соответствующим заявлением в МУГИСО, а ответчик обязан заключить договор купли-продажи в порядке и на условиях, установленных Земельным Кодексом РФ, выкупная цена земельного участка при таком расчете должна составлять 1 904 621 руб. 31 коп. (плюс с начислением НДС) – для ООО «Фирма «У», 58 439 руб. 08 (плюс с начислением НДС) – для ЗАО «В», 28 712 руб. 26 коп. (плюс с начислением НДС) – для Индивидуального предпринимателя Ш.

Анализ судебной практики других округов показывает различный подход правоприменителей к решению данного вопроса. Так Федеральный арбитражный суд Центрального округа в постановлении по делу А48-296/03-Б от 23.10.03 указал, что при расчете выкупной стоимости земельного участка, дополнительно к цене следует начислять и НДС, так как реализация земли, в соответствии со ст. ст. 146, 38 НК РФ, является объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость.

3.3. Споры, связанные с признанием права собственности на самовольную постройку.

3.3.1. Право собственности на самовольную постройку не может быть признано за истцом на основании п.3 ст. 222 ГК РФ, если земельный участок не был предоставлен под возведенную постройку.

(Ф09-434/04 ГК) Индивидуальный предприниматель обратился в Арбитражный суд Пермской области с иском к Администрации г. Соликамска о признании права собственности на здание минимаркета.

При принятии судебных актов апелляционная и кассационная инстанции приняли во внимание то, что разрешение на строительство либо на выполнение строительно-монтажных работ ИП в установленном законодательством порядке не выдавалось, земельный участок был предоставлен в краткосрочную аренду, а из материалов дела усматривается (из договора следует, что это краткосрочная аренда без права выкупа), что данный участок не будет ему предоставлен под возведение минимаркета, следовательно право собственности на самовольную постройку не может быть признано за истцом на основании п.3 ст. 222 ГК РФ.

Вопросы, касающиеся признания права собственности на самовольную постройку, довольно часто встречаются в судебной практике.

Анализ данных дел позволяет сделать следующий вывод: если земельный участок не был предоставлен в установленном порядке, то нет основания для признания права собственности на самовольную постройку.

(Ф09-1088/2000-ГК). ООО обратился в Арбитражный суд с иском к администрации г. Екатеринбурга о признании права собственности на подземную камеру хранения на основании ст. 222 ГК РФ. Решением, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении иска отказано. Ссылки ИП на то, что самовольное строение возведено на земельном участке, который ранее был предоставлен истцу в краткосрочную аренду сроком на 3 года для размещения торгового павильона и временной автопарковки, судом отклонены, поскольку данное обстоятельство, согласно п.3 ст. 222 ГК РФ не имеют правового значения.

Аналогичные выводы содержаться в Постановлениях Федерального Арбитражного суда Уральского округа по делам № Ф09-296/02-ГК, № Ф09-559/04-ГК.

IV. Право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут).

1. Невозможно установить сервитут на земельный участок, который не отводился в установленном порядке, границы которого не описывались и который не существует как объект земельных правоотношений (ст. 6 Земельного кодекса Российской Федерации).

Сервитут не может быть установлен на земельном участке общего пользования.

(КГ-А40/2165-03)(4) ЗАО «ЦМД» обратилось в арбитражный суд с иском к Московскому земельному комитету и Правительству Москвы об установлении частного бессрочного сервитута пользования ЗАО “ЦМД” земельным участком для прохода и проезда через земельный участок.

_____________________

(4) Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа

Из смысла пункта 1 статьи 274 ГК РФ следует, что сервитут может устанавливаться в интересах собственника земельного участка или другого недвижимого имущества, если нужды собственника, связанные с использованием названного имущества, не могут быть обеспечены без установления сервитута.

Следовательно, необходимым условием установления сервитута является отсутствие возможности обеспечения потребностей заинтересованного лица каким-либо способом помимо сервитута.

Истец, мотивирует, что установление сервитута необходимо для доступа (проезда) к принадлежащим ему строениям. Из плана земельного участка видно, что истец просит предоставить ему земельный участок общего пользования, занятый проездами между строениями.

Однако, такое требование не может быть удовлетворено, принимая во внимание, что истец имеет право наряду с другими лицами пользоваться указанным земельным участком. Обременение сервитутом (правом проезда) земельного участка общего пользования, предназначенного для проезда автотранспорта, законодательством не предусмотрено.

Кроме того, выводы арбитражного суда относительно невозможности установления сервитута на земельный участок, границы которого не описывались и не удостоверялись в установленном порядке, являются верными и соответствуют материалам дела, в котором отсутствуют какие-либо документы, подтверждающие, что указанный земельный участок является объектом земельных правоотношений в соответствии со статьей 6 Земельного кодекса Российской Федерации.

2. Обременение земельного участка сервитутом не лишает собственника прав владения, пользования и распоряжения этим участком.

(Ф09-3442/03-ГК) ЗАО “Т” обратилось в Арбитражный суд Удмуртской Республики с иском к ООО “ПКФ “Т” об обязании ответчика обеспечить беспрепятственный допуск через обремененный сервитутом земельный участок посетителей и автотранспорта, следующих к производственным зданиям истца.

Согласно договору, заключенному между сторонами на основании судебного решения, на часть земельного участка, арендатором которого является ООО “ПКФ “Т”, установлен частный сервитут для прохода через него посетителей и проезда автотранспорта, следующих к расположенным на соседнем земельном участке производственным зданиям ЗАО “Т”.

Полагая, что ответчик ненадлежащим образом исполняет условия договора, препятствуя безоговорочному пропуску лиц и автотранспорта через обремененный сервитутом участок, истец обратился с иском.

Согласно ч. 1 ст. 274 ГК РФ собственник земельного участка вправе требовать от собственника соседнего земельного участка предоставления права ограниченного пользования соседним участком (сервитута), в том числе с целью обеспечения прохода и проезда через него. Обременение земельного участка сервитутом не лишает собственника участка прав владения, пользования и распоряжения этим участком (ч. 2 ст. 274 ГК РФ).

Приказом руководства ООО “ПКФ “Т” на его территории во избежание проникновения посторонних лиц и совершения противоправных действий установлен пропускной режим, который подлежит осуществлению совместно с работниками охраны ЗАО “Т”.

Таким образом, установление ответчиком пропускного режима на территории предприятий, выпускающих однородную продукцию, не является ненадлежащим исполнением обязательств по договору, не препятствует осуществлению истцом производственной деятельности и не нарушает его прав и законных интересов.

V. Плата за землю.

Согласно статье 65 ЗК РФ использование земли в Российской Федерации является платным. Формами платы за использование земли являются земельный налог (до введения в действие налога на недвижимость) и арендная плата.

1. В судебной практике сложился однозначный подход к решению вопроса о том, что отсутствие правоустанавливающих документов на земельный участок, получение которых зависит исключительно от волеизъявления самого пользователя, не может служить основанием для освобождения пользователя земельным участком от уплаты земельного налога.

Постановление ВАС РФ от 30 октября 2001 г. №. 5991/01, Постановление ВАС РФ от 14октября 2003 г. № 7644/03.

ОАО “Новосибирскхлебопродукт” обратилось в Арбитражный суд Новосибирской области с иском к Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Железнодорожному району города Новосибирска о признании недействительным решения от 28.03.2000 No. 5 и требования от 28.03.2000 в части уплаты недоимки по земельному налогу, пеней и штрафов за неуплату налога и непредставление налоговой декларации.

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации принятые по делу судебные акты отменил, а дело – направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При этом суд указал следующее.

Статьей 1 Закона РФ “О плате за землю” предусмотрено, что использование земли в Российской Федерации является платным. Ежегодным земельным налогом облагаются как собственники земли, так и землепользователи.

Статьей 37 Земельного кодекса РСФСР также установлено, что при переходе права собственности на строение вместе с объектом переходит право собственности на земельный участок.

Документальное оформление права владения участком земли, на котором расположено находящееся в собственности строение, зависело от волеизъявления самого истца. И то обстоятельство, что он не принял надлежащих мер к закреплению за ним права пользования землей непосредственно после перехода к нему права собственности на строение и что у него в связи с этим отсутствует документ, удостоверяющий такое право, не может служить основанием к освобождению его от уплаты земельного налога.

2. Размер арендной платы за земельный участок может изменяться не чаше одного раза в год.

В практике встречаются ситуации, когда органы государственной власти или органы местного самоуправления вносят изменения в нормативные правовые акты устанавливающие размеры арендной платы за земельные участки, обязывая пользователя (арендатора) земельного участка внести соответствующие изменения в договор аренды земельного участка.

(Ф09-698/04-ГК) Комитет по управлению имуществом города Орска (далее – Комитет) обратился в Арбитражный суд Оренбургской области с иском к ЗАО о понуждении к заключению дополнительного соглашения к договору аренды.

Между Комитетом (арендодатель) и ЗАО (арендатор) 29.11.02 заключен договор аренды земельного участка. Срок действия договора сторонами определен с 28.11.02 по 26.11.03. Согласно пункту 2.2 договора арендные платежи вносятся арендатором согласно расчетам арендодателя, которые являются неотъемлемой частью договора.

Распоряжением Администрации г. Орска от 28.01.03 установлено, что расчет арендной платы за землю в 2003 году производится с применением ставок земельного налога, действовавших в 2002 году, с применением коэффициента 1,8.

Руководствуясь названным распоряжением, арендодатель пересчитал размер арендной платы и письмом направил арендатору для подписания дополнительное соглашение к договору аренды. Согласно дополнительному соглашению размер годовой арендной платы увеличивался.

В соответствии со ст. ст. 15, 21 Закона “О плате за землю” размер, условия и сроки внесения арендной платы за землю устанавливаются договором.

Согласно п. 3 ст. 614 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором, размер арендной платы может изменяться по соглашению сторон в сроки, предусмотренные договором, но не чаще одного раза в год.

Пунктом 2.3 договора установлено, что арендодатель вправе изменить размер арендной платы в случаях принятия новых ставок арендной платы за землю, не чаще 1 раза в год.

Следовательно, размер арендной платы должен оставаться неизменным в течение года (с момента заключения договора).

Таким образом, установив, что требование Комитета о внесении изменений в договор аренды в части увеличения размера арендной платы до истечения одного года противоречит условиям договора и п. 3 ст. 614 ГК РФ, суд правомерно отказал в его удовлетворении.

VI. Ответственность за правонарушения в области охраны и использования земель.

1. Несоблюдение сроков установленных уполномоченным органом для сдачи земельных участков, после проведения определенных ремонтных работ, влечет ответственность по ст. 8.7 КоАП РФ.

(Ф09-431/04АК) МУП обратилось в Арбитражный суд Оренбургской области с заявлением к Комитету по земельным ресурсам и землеустройству по г. Оренбургу, Комитету по земельным ресурсам и землеустройству по Оренбургской области о признании незаконным и отмене постановления N 9 от 10.07.03 о привлечении к административной ответственности по ст. 8.7 КоАП РФ в виде штрафа в сумме 30000 руб.

Комитетом по земельным ресурсам и землеустройству г. Оренбурга на основании распоряжения проведена проверка соблюдения МУП земельного законодательства, в ходе которой выявлено невыполнение Предприятием обязанностей по приведению земельных участков в состояние, пригодное для использования по целевому назначению после проведения аварийных работ на территории города. По результатам проверки Комитетом по земельным ресурсам и землеустройству г. Оренбурга составлен протокол и принято постановление о привлечении заявителя к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 8.7 КоАП РФ, в виде штрафа в сумме 30000 руб.

Статьей 8.7 КоАП РФ предусмотрена ответственность за невыполнение или несвоевременное выполнение обязанностей по приведению земель в состояние, пригодное для использования по целевому назначению, после проведения определенных работ.

В соответствии с п. 5.5 Порядка предоставления во временное пользование земельных участков при строительстве и ремонтно-восстановительных работах на территории г. Оренбурга, утвержденного Распоряжением Главы г. Оренбурга N 1005-р от 27.03.01, после окончания всех видов работ и выполнения мероприятий по благоустройству, лицо, получившее ордер (п.п. 2.3, 3.2 Порядка), обязано сдать занимаемый земельный участок Комиссии Администрации города, действующей на основании распоряжения Главы города N 27-р от 11.01.96.

Судом на основании вышеуказанных актов проверки и других материалов дела установлено, что МУП после проведения ремонтных и восстановительных работ на земельных участках, находящихся на территории г. Оренбурга, не соблюдены сроки сдачи участков, указанные в ордерах, соответствующей комиссии.

Таким образом, вывод суда о наличии в действиях заявителя состава правонарушения, предусмотренного ст. 8.7 КоАП РФ, обоснован, соответствует вышеуказанным нормативным актам и подтверждается материалами дела.

2. Отсутствие документа о праве пользования землей, получение которого зависит от волеизъявления самого пользователя, свидетельствует о наличии в его действиях состава правонарушения, предусмотренного ст. 7.1 КоАП РФ.

(Ф09-169/04АК) ООО обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением к Комитету по земельным ресурсам и землеустройству по г. Екатеринбургу о признании незаконным и отмене постановления о привлечении к административной ответственности по ст. 7.1 КоАП РФ в виде штрафа в сумме 20000 руб. – за нарушение земельного законодательства, выразившегося в использовании земельного участка без оформленных в установленном порядке правоустанавливающих документов на землю.

Комитетом по земельным ресурсам и землеустройству по г. Екатеринбургу на основании Положения о государственном земельном контроле в отношении ООО вынесено постановление о назначении административного наказания, которым общество привлечено к административной ответственности по ст. 7.1 КоАП РФ в виде штрафа в сумме 20000 руб. – за нарушение земельного законодательства, выразившегося в использовании без оформленных в установленном порядке правоустанавливающих документов земельного участка, находящегося под служебной автостоянкой ООО.

В соответствии со ст. 7.1 КоАП РФ самовольное занятие земельного участка или использование земельного участка без оформленных в установленном порядке правоустанавливающих документов на землю влечет наложение административного штрафа на юридических лиц от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда.

Земельным кодексом РФ предусмотрена обязательность государственной регистрации сделок с земельными участками в случаях, указанных в федеральных законах. Основания возникновения прав на землю и документы о правах на земельные участки указаны в ст.ст. 25, 26 Земельного кодекса РФ.

В соответствии со ст. 4 Федерального закона “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним” от 21.07.1997 N 122-ФЗ право аренды подлежит государственной регистрации.

Таким образом, право на землю, приобретаемое лицом, возникает на основании юридического состава, включающего в себя два юридических факта: договор (соглашение) и акт регистрации договора. Только после регистрации договора арендаторы приобретают право владеть и пользоваться арендованным имуществом, в том числе арендованным земельным участком.

Документов, удостоверяющих право пользования вышеуказанным земельным участком у общества не имеется.

Отсутствие документа о праве пользования землей, получение которого зависит от волеизъявления самого пользователя, свидетельствует о наличии в его действиях состава правонарушения, предусмотренного ст. 7.1 КоАП РФ.

VII. Особенности рассмотрения споров по отдельным категориям земель.

1. При решении вопроса о предоставлении земель сельскохозяйственного назначения для несельскохозяйственных нужд существенное значение имеет вопрос о качестве земель и их пригодности для ведения сельскохозяйственного производства.

(Ф09-67/04ГК) Прокурор Челябинской области обратился в Арбитражный суд Челябинской области с иском к Администрации Сосновского района Челябинской области, о признании недействительными распоряжения Главы администрации Сосновского района “О строительстве базы с железнодорожным тупиком в п. Есаульский ЧП”, постановления Главы Сосновского района от 19.12.2002 N 1238 “О предоставлении в аренду земельного участка ЧП под базу с железнодорожным тупиком”, договора аренды земельного участка заключенного между Администрацией Сосновского района и предпринимателем.

Постановлением Главы Сосновского района N 1238 предпринимателю предоставлен в аренду земельный участок площадью 1.0 га (категория земель – земли промышленности, энергетики, транспорта и иного назначения) для строительства базы с железнодорожным тупиком, в связи с чем между предпринимателем и Администрацией Сосновского района был заключен договор аренды земельного участка.

Суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования исходя из того, что оспариваемое постановление принято органом местного самоуправления с превышением полномочий, так как решение о переводе земель из категории земель сельскохозяйственного назначения в категорию земель промышленности и иного спецназначения органом исполнительной власти Челябинской области не принималось.

Суд кассационной инстанции отменил принятое по делу решение, указал следующее.

В соответствии с п. 1 ст. 8 Земельного кодекса РФ перевод земель сельскохозяйственного назначения, находящихся в муниципальной собственности, осуществляется исключительно органами исполнительной власти субъектов РФ.

Согласно ч. 3 ст. 8 ЗК РФ нарушение установленного настоящим Кодексом, федеральными законами порядка перевода земель из одной категории в другую является основанием признания недействительными актов об отнесении земель к категориям, о переводе их из одной категории в другую.

Оспариваемый ненормативный акт не содержит решения о переводе земель из одной категории в другую, постановлением Главы Сосновского района земельный участок был предоставлен предпринимателю в аренду. Указанные в п. 1 постановления слова “(категория земель – земли промышленности, энергетики, транспорта, связи,... и земли иного специального назначения)” были исключены на основании постановления Главы Сосновского района от 25.06.03 N 511 (л.д. 64).

В силу ч. 2 ст. 79 ЗК РФ для строительства промышленных объектов и иных несельскохозяйственных нужд предоставляются земли, непригодные для ведения сельскохозяйственного производства, или сельскохозяйственные угодья из земель сельскохозяйственного назначения худшего качества по кадастровой стоимости.

Из содержания данной нормы следует, что при решении вопроса о предоставлении земель сельскохозяйственного назначения для несельскохозяйственных нужд существенное значение имеет вопрос о качестве земель и их пригодности для ведения сельскохозяйственного производства. При этом указанная норма, позволяющая использование земель с несельскохозяйственными целями, не содержит правила о переводе таких земель в иную категорию в порядке, предусмотренном ст. 8 Земельного кодекса РФ.

Согласно справке Главного агронома Сосновского управления сельского хозяйства и продовольствия от 01.09.03 N 66 (л.д. 149, т.1) земельный участок, расположенный в п. Есаульский, последние тридцать лет не использовался для выращивания сельскохозяйственных культур, произошло его заболачивание, грунт пропитан минеральными маслами, для выращивания сельскохозяйственных культур участок не пригоден без глобальной рекультивации.

2. Поскольку судом установлено, что спорный земельный участок находится на территории ЦПКиО (парка) и относится к землям общего пользования, а в силу закона приватизация указанных земельных участков запрещена, в удовлетворении иска о понуждении ответчиков к заключению договора купли-продажи земельного участка отказано правомерно.

(Ф09-2928/03-ГК) ООО обратилось в Арбитражный суд Оренбургской области с иском к Администрации г. Орска, Комитету по управлению имуществом г. Орска (далее – Комитет) о понуждении к заключению договора купли-продажи земельного участка, расположенного в Центральном парке культуры и отдыха.

ООО “Уралтехмаш” являясь собственником одноэтажного здания летнего кафе обратилось в Комитет с предложением о предоставлении ему в собственность земельного участка в порядке ст. 36 Земельного кодекса РФ.

Комитет отказал ООО “Уралтехмаш” в выкупе земельного участка и заключении договора купли-продажи.

В соответствии с п. 12 ст. 85 Земельного кодекса РФ, п. 8 ст. 28 ФЗ “О приватизации государственного и муниципального имущества” от 21.12.2002 N 178-ФЗ земельные участки общего пользования, занятые площадями, улицами, проездами, автомобильными дорогами, набережными, скверами, бульварами, парками, лесопарками и другими объектами могут включаться в состав различных территориальных зон и не подлежат приватизации.

————————————————————————————————————————
Арендные споры
(обзор дел, рассмотренных Арбитражным судом Свердловской области)*
По договору аренды (имущественного найма) одна сторона (наймодатель, арендодатель) обязуется предоставить другой стороне (нанимателю, арендатору) имущество во временное владение и пользование, либо пользование за плату, а последний в свою очередь обязуется вносить плату за использование этого имущества и возвратить его по истечении срока договора.

Отличительными признаками данного договора являются:

– предоставление в пользование индивидуально-определенного имущества; – предоставление имущества по временное пользование; – предоставление имущества за плату.

1. В качестве наймодателей (арендодателей) при заключении договора аренды могут выступать как собственники имущества, так и уполномоченные органы, а также юридические лица, являющиеся субъектами права хозяйственного ведения или оперативного управления.

Нанимателями (арендаторами) могут быть дееспособные граждане и различные юридические лица.

Предметом договора аренды являются индивидуально-определенные и непотребляемые вещи, а именно: здания и отдельные помещения, земельные участки (только те, которые принадлежат на праве собственности гражданам и юридическим лицам), оборудование, государственные и (муниципальные) предприятия и иные имущественные комплексы.

Арбитражным судом Свердловской области было рассмотрено дело по иску ЗАО к Индивидуальному предпринимателю, 3-е лицо: ОАО НИИ об истребовании имущества из чужого незаконного владения, переданного ему по договору аренды.

Суд в удовлетворении иска отказал, указав на отсутствие доказательств того, что истец является собственником (владельцем) предмета виндикации, как и доказательств незаконного владения ответчиком спорным имуществом. Кроме того, в нарушение п.3 ст.607 ГК РФ в указанном договоре аренды не содержится сведений, позволяющих определенно установить какие помещения передаются в качестве объекта аренды.

В силу п.3 ст.607 ГК РФ при отсутствии этих данных в договоре, условие об объекте, подлежащем передаче в аренду, считается не согласованным сторонами и договор не считается заключенным.

Постановлениями апелляционной и кассационной инстанции решение суда оставлено без изменения.

2. После заключения договора аренды арендодатель обязан предоставить имущество арендатору.

НПЦ по охране памятников истории и культуры Свердловской области обратился в арбитражный суд с иском к АОЗТ о взыскании задолженности по арендной плате за II-IV кварталы 1998, 1999гг. по охранно-арендному договору от 01.07.95г., пеней за просрочку внесения арендных платежей, а также о расторжении договора в связи с нарушением существенных условий договора и выселении ответчика из спорного здания. В качестве 3-их лиц привлечены МУГИСО и ЕКУГИ.

Решением по делу иск удовлетворен частично.

Взыскана часть суммы долга и пени, расторгнут охранно-арендный договор, спорные нежилые помещения изъяты у ответчика с передачей истцу.

В остальной части иска отказано в связи с завышением суммы арендных платежей против договора.

Постановлением апелляционной инстанции от 20.06.2000г. решение о делу отменено, в иске отказано по следующим основаниям:

Между истцом и ответчиком заключен охранно-арендный договор от 01.07.95г., согласно которому истец обязался передать в арендное пользование ответчика памятник местного значения для использования в качестве административного здания на срок 25 лет.

В силу ст.611 ГК РФ арендодатель обязан предоставить арендатору имущество в натуре, в материалах дела отсутствуют доказательства передачи арендованного имущества арендатору.

Те обстоятельства, что использование, в том числе по договору аренды, памятников истории и культуры имеет в силу ст.625 ГК РФ и Закона РСФСР “Об охране и использовании памятников истории и культуры” свои особенности, а договором (п.1.2) установлена обязанность арендодателя сдать здание памятника по акту техосмотра (который не содержит сведений о том, что истец передал, а ответчик принял здание в арендное пользование) не освобождает арендодателя от исполнения обязательства, предусмотренного общими нормами ГК об аренде – ст.611 ГК РФ, по передаче имущества в пользование.

Таким образом, поскольку истец не исполнил своего обязательства по передаче имущества в арендное пользование, он в силу ст.328 ГК РФ не вправе требовать исполнения ответчиком обязательств по уплате арендных платежей, т.к. обязательство ответчика является встречным по отношению к обязательству истца.

Постановлением кассационной инстанции от 06.09.2000г. постановление апелляционной инстанции от 20.06.2000г. Арбитражного суда Свердловской области по делу оставлено без изменения.

3. Основной обязанностью нанимателя (арендатора) является внесение арендной платы, установленной сторонами в договоре, при чем условие об арендной плате не является существенным.

В Арбитражный суд Свердловской области обратилось ООО с иском к Администрации г.Екатеринбурга об изменений условий договора аренды земельного участка, исключив из договора арендную плату за пользование инфраструктурой города.

В порядке ст.37 АПК РФ истец изменил предмет иска, заявив требование о признании незаключенным п.1.4 приложения № 1 к договору.

Решением по делу в иске отказано, в связи с тем, что при рассмотрении материалов дела установлено, что между сторонами заключен договор аренды земельного участка. Предмет договора определен в п.1.1 договора.

Исходя из п.3 ст.607 ГК РФ только при отсутствии данных об объекте аренды договор аренды считается незаключенным.

Истец просит признать незаключенными условия договора, относящиеся к п.2.1 договора – арендная плата.

В силу ст.614 ГК РФ арендная плата не является существенным условием договора аренды. Порядок, условия и сроки внесения арендной платы могут быть не установлены договором аренды.

Таким образом, оснований для признания п.1.4 приложения № 1 и п.2.1 договора аренды незаключенными не имеется.

4. П.3 ст.619 ГК РФ предусматривает возможность досрочного расторжения договора аренды по требованию арендодателя, когда арендатор более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа не вносит арендную плату, но арендодатель вправе требовать досрочного расторжения договора только после письменного предупреждения арендатора о необходимости исполнить свои обязательства в разумный срок.

При этом, если на момент принятия решения суда нарушения договора аренды устранены, оснований для расторжения договора аренды не имеется.

Арбитражным судом Свердловской области рассмотрено дело по иску ЕКУГИ к ООО о взыскании задолженности по арендной плате, расторжении договора и выселении.

В соответствии с п.4.3 договора арендатор обязан перечислять арендную плату авансом до 10 числа первого месяца квартала.

Свою обязанность в установленные сроки не выполнил.

Оплата произведена платежным поручением в день рассмотрения спора.

Таким образом, обязательства прекратились исполнением (ст.408 ГК РФ). Поскольку на момент принятия решения нарушение договора аренды устранены, оснований для расторжения договора аренды, и, соответственно, выселения не имеется.

5. При рассмотрении арбитражным судом требований о взыскании арендной платы имеет значение установление правомочий арендодателя на распоряжение имуществом, то есть на передачу имущества в аренду, поскольку от этого зависит не только результат конкретного дела, но и решение вопроса о необходимости восстановления нарушенных прав собственника.

На практике арбитражный суд отказывается в удовлетворении требований арендодателя, не подтвердившего свое право распоряжения имуществом, которое было им передано в аренду, одновременно признавая договор аренды ничтожным в силу ст.168 ГК РФ.

Так, например, истец заявил требование о взыскании задолженности по внесению арендной платы по договору аренды, в котором отсутствует надлежаще оформленный перечень оборудования, переданного в аренду. Помимо этого, истцом не подтверждено право собственности на спорное оборудование, не подтвержден также факт приема-передачи имущества в аренду.

Учитывая, что материалами дела право собственности истца на сданное в аренду оборудование не подтверждено, договор аренды признан ничтожным (ст.ст. 168, 608 ГК РФ), а в удовлетворении требований истца отказано.

Или, по другому делу истец (ООО) обратился с иском о взыскании суммы задолженности по арендной плате и процентов по ст.395 ГК РФ. Суд решил, что оснований для удовлетворения исковых требований не имеется, так как истец не подтвердил свое право на распоряжение имуществом, переданным ответчику по договору аренды, поэтому указанный договор признан ничтожной сделкой и в иске отказано.

В следующем примере
Истец обратился с иском о взыскании задолженности по арендной плате нежилых помещений, ссылаясь на то, что эти помещения принадлежат ему на праве собственности. Однако, при рассмотрении дела суд установил, что у истца отсутствуют документы, подтверждающие передачу в эксплуатацию вновь возведенного здания по адресу, по которому за истцом ранее было зарегистрировано домовладение. Таким образом, спорный объект, платы за пользование которым истец требовал, суд признал самовольной постройкой, право собственности на которую не было и не могло быть зарегистрировано истцом, следовательно, у него отсутствует право распоряжаться спорным объектом, в том числе сдавать его в аренду.

Таким образом, договор, на основании которого заявлены требования признан ничтожным (ст.168 ГК РФ).

Во всех указанных случаях сторонами не заявлялись требования о применении последствий ничтожной сделки. Тем не менее, необходимым правовым последствием в указанных случаях является возврат в порядке реституции арендованного имущества арендодателю, не являющемуся собственником, и восстановление нарушенных прав собственника.

Одним из возможных вариантов представляется предъявление собственником (после приведения в первоначальное положение сторон по договору аренды), во-первых, виндикационных требований к ненадлежащему арендодателю, а, во-вторых, требований к фактическому пользователю о возмещении стоимости пользования помещением в порядке ст.1105 ГК РФ.

Кроме того, поскольку решение о возврате сторонами полученного по недействительному договору аренды могло повлиять на права собственника переданного в аренду имущества, то арбитражный суд может привлекать в таких случаях его к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора (ст.39 АПК РФ).

6. Важную особенность исполнения рассматриваемых обязательств составляет необходимость расчетов сторон при возврате арендованного имущества с улучшениями, произведенными арендатором при его использовании. Решение вопроса зависит от характера улучшений и от наличия предварительного согласия арендодателя на такие улучшения имущества. Вместе с тем продукция, плоды и иные доходы, полученные арендатором в результате использования арендованного имущества в соответствии с договором, являются его собственностью.

ООО обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском к колхозу “Рассвет” об обязании передать ООО 3 топливно-раздаточные колонки.

По договору аренды ответчик передал фирме “Россия” автозаправочную станцию, которая в свою очередь по договору субаренды передал ее истцу (ООО ).

В процессе эксплуатации субарендатор (истец по делу) приобрел 3 топливно-заправочных колонки и установил их на АЗС, заменив устаревшие модели колонок, принадлежащих ответчику, не имея на то письменного согласия последнего.

Таким образом, истец произвел неотделимые улучшения арендованной АЗС (т.к. в случае демонтажа колонок станция перестанет функционировать) без согласия арендодателя и в соответствии с п.3 ст.623 ГК РФ не вправе требовать возмещения стоимости колонок. Ссылку истца на ст.301 ГК РФ суд признал несостоятельной, т.к. ответчик законно владеет АЗС, принадлежащей ему на праве собственности.

Решением по делу в иске отказано.

7. Изменение или дополнение условий договора аренды возможно по соглашению сторон. В случаях, прямо предусмотренных в законодательстве, изменение или досрочное прекращение договора по требованию одной из сторон может быть произведено арбитражным судом.

Прекращение обязательств по договору аренды в принудительном порядке возможно в случаях, предусмотренных законом или договором.

В большинстве заявленных исков причиной досрочного расторжения договора аренды является существенное нарушение его условий, заключающееся в том, что арендатор более 2-х раз подряд по истечении установленного договором срока платежа не вносит арендную плату.

При вынесении решения по таким делам необходимо учитывать, что если иск о взыскании арендной платы. расторжении договора аренды и выселении ответчика заявляется после истечения срока действия договора, то при наличии уведомления арендодателя оснований для расторжения договора не имеется, поскольку он прекращает свое действие в порядке ст.6120 ГК РФ.

Так, МУГИСО обратилось с иском в Арбитражный суд Свердловской области с иском к ООО НПП о взыскании задолженности по арендной плате, пени за просрочку платежа, расторжении договора аренды и возврате арендованного имущества.

Материалами дела установлено, что между сторонами заключен договор аренды от 16.09.99г. на срок до 31.03.2000г.

Спор в суде рассматривался 27.04.2000г.

Решением по делу от 27.04.2000г. исковые требования удовлетворены в части взыскания задолженности по арендной плате, пени и изъятии нежилого помещения, в части расторжения договора аренды отказано, т.к. оснований для расторжения договора аренды не имеется, поскольку он прекратил свое действие 31.03.2000г. в порядке ст.610 ГК РФ, в связи с уведомлением арендодателя от 18.02.2000г.

В ряде случаев аренда не прекращается с истечением срока договора. Если арендатор продолжает пользоваться нанятым имуществом при отсутствии возражений арендодателя, договор считается возобновленным на неопределенный срок и на тех же условиях (ч.2 ст.621 ГК РФ).

Следовательно, каждая из сторон может потребовать расторжения такого договора, предупредив контрагента не менее чем за 3 месяца (ст.610 ГК).

При этом необходимо учитывать, что договор аренды здания, возобновленный на неопределенный срок, не нуждается в государственной регистрации, т.к. согласно п.2 ст.651 ГК РФ государственной регистрации подлежит договор аренды здания, заключенный только на срок не менее одного года (п.11 Информационного письма ВАС РФ № 29 от 16.02.2001г.).

8. В соответствии со ст.617 ГК РФ переход права собственности (хозяйственного ведения, оперативного управления, пожизненного наследуемого владения) на сданное в аренду имущество к другому лицу не является основанием для изменения или расторжения договора аренды, в том числе и ликвидация юридического лица – арендодателя не является основанием для прекращения договора аренды.

Арбитражным судом Свердловской области было рассмотрено дело по иску Государственного предприятия к ООО «ТЭКСИ-мебель» об устранении препятствий в пользовании помещением.

Согласно решения ЕКУГИ спорное помещение закреплено за истцом на праве полного хозяйственного ведения.

Договор аренды первоначально был заключен между НПО и МП “ТЭКСИ-Мебель” 27.07.90г., однако с 14.11.90г. НПО было ликвидировано. Поскольку при ликвидации юридического лица правопреемства не возникает, суд сослался на прекращение действия договора аренды в связи с прекращением обязательства юридического лица. На основании ст.304 ГК РФ требования истца удовлетворены, в связи с отсутствием между сторонами обязательственных отношений.

Апелляционная инстанция решение суда оставила без изменения.

Кассационная инстанция согласилась с выводами суда.

По принесенному протесту ВАС РФ было принято постановление № 704/99 от 28.09.99г. в котором указано, что вывод об отсутствии у ответчика правовых оснований для занятия спорных помещений является неверным, а вывод судов о том, что в связи с ликвидацией юридического лица – арендодателя договор аренды прекратил свое действие, не соответствует законодательству.

При новом рассмотрении дела суд первой инстанции вновь требования истца удовлетворил, сославшись на ст.ст. 277, 610 ГК РФ, согласно которой срок договора имущественного найма, заключенного между государственными организациями, не должен превышать пяти лет, поэтому действие спорного договора аренды от 27.07.90г. прекратилось с 27.07.95г.

Однако, в указанном решении по делу не содержится анализ правового статуса ответчика на момент заключения спорного договора аренды от 27.07.90г.: нет ссылок на документы, подтверждающие его статус государственного предприятия. Несмотря на то, что указанный факт соответствует действительности, так как был установлен более поздними судебными актами по другому делу , тем не менее, в рассматриваемом судебном решении он отражения не нашел, что позволило подвергнуть сомнению выводы суда.

В постановлении апелляционной инстанции, вынесенным по результатам проверки указанного решения, было указано, что истец действительно является государственным предприятием, владеющим спорным имуществом на праве хозяйственного ведения, но, вместе с тем, ответчиком также было документально обосновано право на использование спорных помещений. Такое право было приобретено им на основании договора аренды от 27.07.90г., сроком действия до 27.07.2000г. Установление 10-летнего срока аренды не противоречит ст.12 Основ законодательства об аренде, действовавших на момент заключения упомянутого договора. Указанная норма не является императивной, стороны вправе предусмотреть в своем соглашении любой срок аренды для любого вида имущества. Оснований для применения ст.277 ГК РСФСР (1996г.) после вступления в действие Основ законодательства об аренде не имеется.

Кроме того, суд апелляционной инстанции правомерно указал на то обстоятельство, что ликвидация первоначального арендодателя не является основанием для прекращения прав ответчика как арендатора имущества, поскольку имущество ликвидированного арендодателя передано другому государственному предприятию, ему же делегировано право сдачи имущества в аренду. Таким образом, истец был наделен имуществом, обремененным арендой.

Судом кассационной инстанции постановление оставлено в силе.

9. Отдельного внимания заслуживает вопрос о форме договора аренды и его государственной регистрации .

Требование к форме договора аренды сводятся к тому, что договор, по которому арендодателем или арендатором выступает юридическое лицо, должен быть заключен в письменной форме. Если же сторонами по договору аренды (за исключением недвижимости) являются граждане, обязательная письменная форма требуется только в том случае, когда договор заключается на срок более одного года (п.1 ст.609 ГК РФ).

Особым образом регулируется форма договора аренды, предусматривающего переход в последующем права собственности на этом имущество к арендатору (ст.624 ГК РФ). Такие договоры должны заключаться в форме, предусмотренной для договора купли-продажи соответствующего имущества.

В главе 30 ГК специальные требования к форме договора установлены лишь в отношении продажи недвижимости (ст.550 ГК) и продажи предприятия (ст.4506 ГК). Суть этих требований сводится к тому, что договор аренды недвижимости заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами, а если предметом продажи выступает предприятие к договору должны быть приложены акт инвентаризации, бухгалтерский баланс, заключение независимого аудитора о составе и стоимости предприятия, с указанием кредиторов, характера, размера и сроков их требований.

Переход права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости к покупателю, а также договор продажи предприятия подлежат государственной регистрации.

Что касается договора аренды движимого имущества, содержащего условие о праве арендатора на его выкуп, то такой договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделки, поскольку в главе 30 ГК отсутствуют какие-либо специальные правила, регулирующие форму купли-продажи движимого имущества (п.1 ст.434 ГК РФ).

В соответствии с п.2 ст.609 ГК договор аренды недвижимого имущества подлежит государственной регистрации, если иное не установлено законом.

В этом смысле “иное” установлено в отношении договоров аренды таких объектов недвижимого имущества, как здания или сооружения, которые подлежат государственной регистрации только в том случае, если они заключены на срок не менее года, а в остальных случаях для их вступления в силу достаточно заключение договора в простой письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами (ст.651 ГК).

Практическое значение государственной регистрации договора аренды недвижимого имущества состоит в том, что по общему правилу договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом (п.4 ст.433 ГК).

Поэтому в случае, когда договор аренды недвижимого имущества, подлежащий государственной регистрации, не зарегистрирован в установленном законом порядке, такой договор следует признавать незаключенным, а не ничтожным.

Арбитражным судом Свердловской области было рассмотрено дело по иску МУГИСО и ООО о взыскании задолженности по арендной плате, расторжении договора аренды, возврате нежилого помещения.

Решением по делу в иске отказано на основании того, что договор аренды является ничтожным, т.к. истец не представил доказательств, подтверждающих факт государственной регистрации. Такой вывод суда является ошибочным, т.к. момент государственной регистрации договора аренды недвижимого имущества свидетельствует о факте заключения договора аренды, а не о его действительности.

10. Поскольку с государственной регистрацией договора аренды недвижимости законодатель связывает момент заключения договора, важным является то, какими правовыми средствами защиты обладает каждая из сторон договора при уклонении контрагента от государственной регистрации договора аренды недвижимости и имущества.

Арбитражным судом Свердловской области было рассмотрено дело по иску Частного предпринимателя к ТОО о государственной регистрации договора аренды.

Из материалов дела установлено, что 06.11.97г. истцом и ответчиком в надлежащей форме заключен договор аренды с правом выкупа.

Предметом договора является недвижимое имущество.

Договор соответствует требованиям законодательства (ст. 606 ГК РФ).

В силу ст.609 ГК РФ договор аренды недвижимого имущества подлежит государственной регистрации.

Данные требования содержатся и в ст.164 ГК РФ, а также в ст.4 ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ними”.

Согласно п.3 ст.165 ГК РФ если одна из сторон уклоняется от регистрации сделки, суд праве вынести решение о ее регистрации по иску заинтересованной стороны.

В данном случае ответчик уклоняется от регистрации сделки, что подтверждено документально.

Из переписки сторон видно, что ответчик не отказывает истцу в регистрации, но и не совершает никаких действий для осуществления необходимой регистрации, устанавливая для истца условия, не относящиеся к процессу регистрации.

Ссылка ответчика на решение арбитражного суда о его ликвидации судом во внимание не принята, поскольку документов, подтверждающих факт исключения ТОО из единого государственного реестра юридических лиц суду не представлено. Следовательно, процесс ликвидации не окончен и предприятие ответчика не ликвидировано (ст.63 п.7 ГК РФ).

Исходя из изложенного суд счел, что требования истца по делу правомерны и подлежат удовлетворению.

Суд вынес решение о регистрации договора аренды с правом выкупа.

Данное решение суда является основанием для государственной регистрации договора в силу ст.17 ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним”.

При этом необходимо учитывать, что арбитражный суд не вправе обязать учреждение юстиции осуществить государственную регистрацию с указанием иной даты регистрации, чем фактическая дата регистрации (п.3 Информационного письма ВАС РФ № 59 от 16.02.2001г.).

11. Основной обязанностью арендатора является возврат арендованного имущества по истечении срока его аренды, либо прекращения договора аренды по другим основаниям.

В силу ст.622 ГК в случае прекращения договорных отношений, связанных с арендой имущества, независимо от причин такового прекращения, арендатор обязан вернуть арендодателю сданное ему последним в аренду имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа, или в том состоянии, которое предусмотрено договором. Если данная обязанность не будет исполнена арендатором, он должен уплатить арендодателю за все время просрочки возврата имущества арендную плату, и, кроме того, возместить ему убытки в части, не покрытой суммой арендных платежей.

При неисполнении указанной обязанности по возврату имущества арендодатель вправе потребовать вернуть свое имущество в принудительном порядке.

В судебно-арбитражной практике возникла проблема, связанная с квалификацией подобных требований арендодателей, которые в исковых заявлениях обычно обозначаются как требования о выселении бывшего арендатора либо об освобождении последним помещений, занимаемых ими без законных оснований.

Речь идет о ситуации, когда в арбитражный суд обращается собственник нежилого помещения с иском о выселении организации в связи с окончанием срока договора аренды и арбитражный суд, обязуя ответчика освободить нежилое помещение и передать его в пользование истцу, ошибочно мотивирует свое решение ссылкой на ст.301 ГК РФ.

Применительно к данному случаю Президиум ВАС РФ указал, что ст.301 ГК (виндикационный иск) применяется в том случае, когда лицо, считающее себя собственником спорного имущества, истребует это имущество из чужого незаконного владения, т.е. из владения лица, обладающего имуществом без надлежащего правового основания.

В случае, если ответчик занимал помещение на основании договора аренды (до его прекращения), его обязанность вернуть имущество в освобожденном виде арендодателю должна определяться в соответствии с условиями, предусмотренными законодательством об аренде (ст.622 ГК) (п.17 Информационного письма ВАС РФ № 13 от 28.04.97г.). Из данного разъяснения ВАС РФ однозначно следует, что требование арендодателя о выселении арендатора из занимаемого помещения (либо о возврате последним движимого имущества не относится к вещно-правовым способам защиты.

Вопрос о том, как же квалифицировать такие требования, оставлен открытым.

Представляется, что на указанный вопрос можно ответить следующим образом. Обязанность арендатора возвратить имущество при прекращении договора аренды входит в понятие “содержание правоотношений”, вытекающего из данного договора (обязательство на стороне арендатора).

В связи с этим требование собственника-арендатора о возврате имущества (об освобождении помещений, о выселении арендатора) по своей правовой природе является требованием о присуждении обязанности в натуре (В.В.Витрянский. Договор аренды. Журнал Закон № 11 ноябрь 2000г. стр.25.)

Материал подготовлен:
главным специалистом отдела обобщения судебно-арбитражной практики Арбитражного суда Свердловской области Пшеничниковой И.В. ; ведущим специалистом отдела бобщения судебно-арбитражной практики Арбитражного суда Свердловской области Шулеповой Т.И.

————————————————————————————————————————

  • Материал опубликован в журнале Арбитражная практика №3/2002.С.78-84.

————————————————————————————————————————
Особенности применения главы 25.3. «Государственная пошлина»

Налогового кодекса Российской Федерации

(Позиция по вопросам применения главы 25.3 Налогового кодекса РФ выработана по итогам обсуждения с участием заместителей председателя Арбитражного суда Свердловской области Л.П. Драчук, В.С. Коковой, председателей судебных составов, судей М.Л. Скуратовского, И.В. Хачева.)

1. Определение закона, подлежащего применению при взыскании госпошлины, в случае, когда решение об удовлетворении иска (заявления) принимается после 1 января 2005 г., а сам иск (заявление) были поданы до 1 января 2005 г.

Для решения данного вопроса необходимо рассмотреть две ситуации:

1) по общему правилу, плательщики госпошлины должны уплатить ее до подачи искового заявления (заявления), в связи с этим по делам, поданным и принятым к производству до 01.01.2005, если истец (заявитель) не был освобожден от уплаты госпошлины, государственная пошлина была уплачена этими лицами по ставкам, установленным Законом «О государственной пошлине». По таким делам вопросов не возникает, поскольку с ответчика в пользу истца взыскиваются судебные расходы, а не государственная пошлина. Соответственно, взыскивается сумма, уплаченная истцом при подаче иска.

2) по делам, принятым к производству до 01.01.2005г., по которым истец (заявитель) был освобожден от уплаты госпошлины либо ему была предоставлена отсрочка, рассрочка, если решение принято после 01.01.2005 не в пользу ответчика, государственная пошлина должна быть уплачена ответчиком как плательщиком госпошлины на основании ст. 333.17 НК по ставке, действующей на момент принятия решения, т.е. установленной главой 25.3 НК.

В данном случае речь не идет о распределении судебных расходов, поскольку истец (заявитель) не оплачивал государственную пошлину и не обязан был ее уплачивать: согласно ч. 1 ст. 110 АПК распределению подлежат судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле. В части 3 ст. 110 АПК по существу речь идет не о распределении между сторонами суммы госпошлины, от уплаты которой истец освобожден, а о взыскании госпошлины в бюджет с ответчика пропорционально удовлетворенным требованиям.

Обязанность по уплате госпошлины у ответчика по таким делам в силу п.п 2 п. 1 ст. 333.18 НК возникает с момента вступления решения суда в законную силу, из чего следует, что государственная пошлина должна быть уплачена с учетом ставки, действующей на день возникновения обязанности по ее уплате., т.е. по ставкам НК РФ.

2. Плательщики государственной пошлины

Согласно п.2 ст.333.18 НК РФ государственная пошлина уплачивается плательщиком, если иное не установлено настоящей главой. Плательщиками в силу ст.333.17 НК РФ являются организации и физические лица в случае, если они обращаются в арбитражный суд. Ранее ВАС РФ (постановление Пленума ВАС РФ от 20.03.1997 № 6) разъяснял, что за истца может уплатить государственную пошлину другое лицо. Представляется, что и в настоящее время при отсутствии новых разъяснений целесообразно сохранить прежний порядок: в случае, если в платежном документе четко указано назначение платежа, платеж может быть произведен и другим лицом.

3. Взыскание госпошлины при увеличении исковых требований

В соответствии с п.3 ч. 1 ст. 332 НК РФ при увеличении истцом размера исковых требований недостающая сумма государственной пошлины доплачивается в соответствии с увеличенной ценой иска в срок, установленный подпунктом 2 пункта 1 статьи 333.18 настоящего Кодекса (в десятидневный срок со дня вступления в законную силу решения суда). В связи с этим возникает вопрос о том, должен ли суд проверять уплату госпошлины при рассмотрении заявления об увеличении исковых требований.

Представляется, что суд должен проверять уплату государственной пошлины при увеличении размера исковых требований, так как от подтверждения доплаты пошлины зависит разрешение ходатайства об увеличении заявленных требований. Это следует из подпункта 1 пункта 1 статьи 333.18 НК РФ, согласно которому плательщики уплачивают государственную пошлину при обращении в арбитражные суды до подачи запроса, ходатайства, заявления, искового заявления, жалобы (в том числе апелляционной, кассационной или надзорной). Срок, указанный в подпункте 3 пункта 1 статьи 333.22 НК РФ, установлен для добровольного исполнения ответчиком обязанности по уплате государственной пошлины и не подлежит применению в данной ситуации, поскольку не соответствует процессуальным требованиям рассмотрения ходатайств и заявлений участников спора. Исчисление указанного срока с момента вступления в законную силу решения суда повлечет за собой злоупотребления со стороны истцов на стадии подачи искового заявления (возможно заявление требований на значительно меньшую сумму с последующим увеличением исковых требований без уплаты государственной пошлины до вступления в законную силу решения суда).

4. Вопросы, связанные с взысканием госпошлины по заявлениям о принятии обеспечительных мер

В случае, если в одном заявлении содержится просьба о принятии двух и более обеспечительных мер государственная пошлина подлежит уплате в сумме 1000 руб., независимо от количества требуемых мер, поскольку государственная пошлиной облагается само заявление, а не обеспечительные меры.

Лицо, освобожденное от уплаты госпошлины в силу ст.333.37 НК РФ, не обязано оплачивать государственной пошлиной заявление об обеспечении иска. Исходя из системного и логического толкования норм главы 25.3 НК РФ, льготы при обращении в суд должны распространяться на все дозволенные законом требования, позволяющие защитить интересы лица, которому предоставлена льгота.

5. Вопросы уплаты госпошлины при повторной выдаче копий судебных актов и других документов из дела

П.п. 13 п.1 ст.333.21 НК РФ устанавливает, что при подаче заявлений о повторной выдаче копий судебных актов и копий других документов дела подлежит взысканию государственная пошлина в размере 2 руб. за одну страницу документа, но не менее 20 рублей. Из данной нормы следует, что необходимо представить соответствующее заявление и доказательство уплаты госпошлины в установленном законом размере. В целях обеспечения прав сторон представляется, что при изготовлении копий собственными силами и средствами сторон, уплата госпошлины не требуется.

6. Соотношение ч.2 ст.329 АПК РФ и ст. 333.37 НК РФ.

В соответствии с ч.2 ст.329 АПК РФ заявление об оспаривании решений и действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя государственной пошлиной не облагается. В то же время ст.333.37 НК РФ, посвященная вопросу о льготах при обращении в арбитражные суды, такие заявления в перечне не облагаемых государственной пошлиной не содержит.

Коллизии между указанными нормами не имеется. Отсутствие указания на такие заявления в ст.333.37 НК РФ обусловлено тем, что освобождение от уплаты госпошлины в данном случае не является льготой, предоставляемой определенному субъекту, обладающему какими-либо специфическими признаками (состояние инвалидности, функция защиты публичных интересов и т.п.), а представляет собой специальное правило, установление которого нормы Налогового кодекса допускают. Согласно пункту 1 статьи 1 НК РФ, законодательство Российской Федерации о налогах и сборах состоит из настоящего Кодекса и принятых в соответствии с ним федеральных законов о налогах и сборах. АПК РФ как законодательный акт, регламентирующий комплекс правоотношений, относящихся к рассмотрению дел в арбитражных судах, в части освобождения от уплаты госпошлины при обжаловании решений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей, следует рассматривать и как закон, содержащий ряд норм налогового законодательства. Кроме того, в поддержку данной позиции выступает и то обстоятельство, что изменения, внесенные в АПК РФ в связи с принятием главы 25.3 НК РФ, не коснулись ст.329 АПК РФ, следовательно, данное правило сохраняет свое действие. Исходя из изложенного, представляется, что государственная пошлина при подаче заявления об оспаривании действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя уплате не подлежит.

7. Вопросы, связанные с освобождением от уплаты госпошлины государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, обращающихся в суды в защиту государственных и (или) общественных интересов.

Государственные и иные органы, указанные в подпункте 1 пункта 1 ст.333.37 НК РФ, освобождаются от уплаты госпошлины независимо от категории дела и своего процессуального статуса. При этом, исходя из толкования п.5 ст.333.40 НК РФ в случае, когда они выступают ответчиками по делу, освобождаются от уплаты госпошлины даже если не представляют публичных интересов. Указанная норма фактически предусматривает еще один случай освобождения от уплаты госпошлины: все государственные органы, органы местного самоуправления, должностные лица (например, судебные приставы-исполнители), проигравшие дело в качестве ответчиков (заинтересованных лиц) или истцов (например, при отмене апелляционной или ка
сационной инстанциями решения или постановления об удовлетворении их требований заявителю жалобы – ответчику по делу должна быть возвращена уплаченная при подаче жалобы государственная пошлина).

8. Вопросы взыскания госпошлины с организаций, исключенных из списка льготников (антимонопольных органов, налоговых, таможенных органов, пенсионных и иных фондов, государственных учреждений).

Если указанные органы относятся к категории государственных органов, органов местного самоуправления или иных органов, обращающихся в арбитражный суд в защиту публичных интересов, то есть в случаях, прямо указанных в федеральных законах как элемент их полномочий (компетенции) от уплаты госпошлины они освобождаются (О публично-властном характере полномочий Пенсионного фонда РФ – см. Постановление Конституционного Суда РФ от 25 июня 2001 г. N 9-П “По делу о проверке конституционности Указа Президента Российской Федерации от 27 сентября 2000 года N 1709 “О мерах по совершенствованию управления государственным пенсионным обеспечением в Российской Федерации”. Указанным постановлением полномочия Пенсионного фонда отнесены к сфере функционирования исполнительной власти и ее органов.).

Из данного положения следует, что и по заявлениям о взыскании обязательных платежей, налогов, сборов, штрафов и других финансовых санкций указанные органы освобождаются от уплаты госпошлины.

Поскольку налоговые и иные органы освобождаются от уплаты госпошлины не как специальные субъекты освобождения, а как государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы, обращающиеся в защиту публичных интересов, с них не может быть взыскана государственная пошлина и в случае принятия решения не в их пользу. Государственная пошлина в данном случае подлежит возврату за счет средств бюджета, в который производилась уплата на основании п.5 ст.333.40 НК РФ.

9. Возврат госпошлины.

П.3 ст.333.40 Налогового кодекса предусматривает, что уплаченная государственная пошлина подлежит возврату частично или полностью в случае прекращения производства по делу или оставления заявления без рассмотрения судом общей юрисдикции или арбитражным судом.

Ст.151 АПК РФ предусматривает возможность возврата госпошлины в случае прекращения производства по делу только по п.1 ст.150 АПК. Аналогично ст. 149 АПК РФ предусматривает возврат госпошлины только в случае оставления заявления без рассмотрения по п.2 ст.148 АПК.

В связи с противоречием между положениями Налогового и Арбитражного процессуального кодекса возникает вопрос, какими нормами должен руководствоваться суд, и подлежит ли возврату государственная пошлина во всех случаях прекращения производства по делу, предусмотренных ч.1 ст.150 АПК, и оставления заявления без рассмотрения, предусмотренных ст.148 АПК.

При решении данного вопроса следует руководствоваться общим принципом разрешения коллизии между общей и специальной нормой: в случае конкуренции общей и специальной нормы приоритет отдается норме специальной. Глава 25.3 Налогового кодекса является специальным законом по отношению к нормам АПК, посвященным вопросам госпошлины, глава 25.3 принята позднее, поэтому необходимо руководствоваться положениями НК РФ. Таким образом, государственная пошлина подлежит возврату во всех случаях прекращения производства по делу или оставления иска без рассмотрения, установленным ст. 148 и 150 АПК (кроме заключения мирового соглашения, при утверждении которого государственная пошлина подлежит возврату в размере только 50% – подп. 3 ч. 7 ст. 141 АПК и подп. 3 п. 1 ст. 333.40 НК РФ, а также добровольного удовлетворения ответчиком требований истца после обращения последнего в суд и вынесения определения о принятии искового заявления к производству – подп. 3 п. 1 ст. 333.40 НК РФ).

Положения ч. 1 ст. 148 и ч. 1 ст. 151 АПК, устанавливающие обязанность возврата госпошлины только в отдельных случаях, с 1 января 2005 г. применению не подлежат.

10. Документы, являющиеся основанием для возврата госпошлины.

П.3 ст.333.40 Налогового кодекса в числе документов, прилагаемых к заявлению о возврате излишне уплаченной (взысканной) суммы государственной пошлины упоминает и справки судов. Однако в письме Министерства РФ по налогам и сборам от 23.09.2004 г. № 04-4-09/1211 указано, что для возврата из бюджета госпошлины наличие справки суда не требуется.

Необходимо определить единую позицию по данному вопросу.

Справка для возврата государственной пошлины не является обязательным документом, так как в пункте 3 статьи 333.40 НК РФ перечисляются различные формы документов, которые представляются для возврата государственной пошлины. Письмо МНС от 15.11.04 №04-4-09/1234 предусматривает, что при наличии судебного акта, необходимость выдавать справку отсутствует. Однако следует иметь в виду, что в резолютивной части акта должны быть указаны все реквизиты платежного документа, по которому была уплачена государственная пошлина. При отсутствии таких сведений, а также при отсутствии судебного акта по делу, следует выдавать справки для возврата госпошлины.

Екатерина Георгиевна Сирота – канд. юрид. наук, судья Арбитражного суда Свердловской области, преподаватель кафедры гражданского права УрГЮА;

Юлия Брониславовна Гонгало – главный специалист отдела анализа и обобщения судебной практики;

Ирина Григорьевна Чайка – помощник судьи Арбитражного суда Свердловской области, соискатель кафедры земельного права УрГЮА

Практика применения норм о сервитутах (правах ограниченного пользования чужим недвижимым имуществом)

Сервитут представляет собой право ограниченного пользования чужим недвижимым имуществом и выступает в качестве обременения права лица, в отношении имущества которого установлен сервитут.

Сервитуты могут быть частными и публичными. Частные сервитуты устанавливаются в порядке, предусмотренном гражданским законодательством, в интересах определенного лица на основании договора между лицом, в интересах которого устанавливается сервитут, и лицом, имущество которого обременяется сервитутом. При недостижении соглашения спор об установлении сервитута или его условиях разрешается судом. В качестве лица, требующего установления сервитута, может выступать собственник недвижимости либо обладатель иного вещного права (По общему правилу, не признается судебной практикой право требовать установления сервитута за арендатором (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 21.09. 2004 г. N КГ-А40/7763-04, постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 12.07.2004 г. № КГ-А40/5399-04)); в качестве лица, имущество которого обременяется сервитутом, выступает собственник. Однако вопрос о составе и процессуальном статусе лиц, участвующих в деле, в случае, когда земельный участок предоставлен в пользование другому лицу в судебной практике решается неоднозначно. В одном случае собственник и обладатель такого производного права привлекаются в качестве соответчиков (Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 7.10.2004 N КГ-А40/8796-04 надлежащими ответчиками по иску об установлении сервитута признаны субъект права бессрочного пользования и орган, уполномоченный представлять интересы собственника в земельных отношениях), в другом – ответчиком выступает собственник, а лицо, обладающее правом пользования – в качестве третьего лица (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 10 декабря 2003 г. N КГ-А40/9749-03: орган, представляющий интересы собственника, привлечен в качестве ответчика, арендатор – в качестве третьего лица), в третьем – в качестве ответчика выступает только землепользователь (В постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 18.06.2002 г. № А13-67/02-13 суд, основываясь на ст.41 Земельного кодекса, в соответствии с которой землепользователь осуществляет права собственника земельного участка, признал надлежащим ответчиком обладателя права бессрочного пользования, указав, что отсутствие статуса собственника не исключает обязанности по установлению сервитута, поскольку права истца нарушаются именно действиями лица, который осуществляет право пользования участком). Наиболее спорным является вопрос о возможности привлечения в качестве ответчика по иску об установлении сервитута арендатора (В постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 30.10.2001 г. № 2679 суд, ссылаясь на ст.274 ГК РФ, пришел к выводу о том, что арендатор земельного участка не может быть ответчиком по иску об установлении сервитута; в постановлении Федерального арбитражного суда Центрального округа от 26.03.2004 г. №А36-108/8-03 со ссылкой на ст.41 Земельного кодекса РФ обосновывается, что арендатор является надлежащим ответчиком по такому иску).

По вопросу о необходимости соблюдения досудебного порядка урегулирования спора по делам об установлении сервитута в судебной практике сложилось две противоположных точки зрения. Сторонники одной позиции считают, что пунктом 3 ст.274 ГК РФ предусмотрен досудебный порядок, и при отсутствии доказательств его соблюдения иск подлежит оставлению без рассмотрения (Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 04.01.2003 г. по делу N А55-2763/02-19). Сторонники другой позиции полагают, что соблюдение досудебного порядка урегулирования спора не требуется, поскольку пункт 3 ст.274 ГК РФ такую обязанность не предусматривает (Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 22.03.2002 г. по делу N А33-13498/01-С2-Ф02-658/02-С2; постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 30.10. 2001 г. по делу N 2679).

К числу существенных условий соглашения о сервитуте относится только условие о предмете: договор должен содержать признаки, позволяющие индивидуализировать объект (земельный участок или иное недвижимое имущество), в отношении которого устанавливается сервитут. Не являются существенными условия о плате и сроке действия сервитута.

Публичный сервитут регулируется нормами Земельного, Водного, Лесного, Градостроительного кодексов и устанавливается на основании закона или иного нормативного правового акта в интересах неопределенного круга лиц. Отдельные виды публичных земельных сервитутов предусмотрены пунктом 3 ст.23 Земельного кодекса РФ, водных – ст.44 Водного кодекса РФ.

Гражданский кодекс РФ распространяет действие норм о сервитутах в отношении земельных участков на другие объекты недвижимости (здания, сооружения и т.п.)

I. Сервитуты, обременяющие земельные участки

1. Право требовать установления сервитута в отношении земельного участка принадлежит собственнику недвижимого имущества, находящегося на данном участке, а также обладателю права хозяйственного ведения или оперативного управления. Владелец самовольной постройки, право собственности на которую не признано судом в порядке, установленном п.3 ст.222 ГК РФ, не вправе требовать установления сервитута в отношении земельного участка, на котором расположена самовольная постройка (дело № А60-28304/2002)

ООО «М» обратилось в суд к ОАО «К» с иском об установлении сервитута в отношении земельного участка, принадлежащего ответчику и необходимого для обеспечения проезда и прохода в здание, находящееся на территории ответчика.

Решением суда исковые требования удовлетворены, поскольку истцом представлено свидетельство о государственной регистрации права собственности на объект недвижимости, расположенный на территории ответчика, и материалами дела подтверждается, что истец лишен возможности им пользоваться.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, в иске отказано в связи со следующим.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 11.12.2003 года по делу N Ф09-1737/03ГК здание, для обеспечения доступа в которое истец обратился с настоящим иском, признано самовольной постройкой, регистрация права собственности на данный объект за истцом признана незаконной.

В соответствии со статьей 274 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник недвижимого имущества вправе требовать от собственника другого земельного участка предоставления права ограниченного пользования соседним земельным участком (сервитута).

Поскольку вступившим в законную силу решением суда установлено, что истец не является собственником объекта недвижимости, расположенного на территории ответчика, ООО «М» не вправе требовать установления сервитута в отношении земельного участка.

2. Требование об устранении препятствий в пользовании земельным участком, принадлежащим другому лицу, подлежит удовлетворению только при обременении данного участка сервитутом и при условии, что устранение препятствий обеспечит восстановление нарушенного права истца.

Сервитут для обеспечения проезда через земельный участок, принадлежащий другому лицу, может быть установлен при отсутствии иного доступа к участку истца (В постановлении от 11.05.2004 г. по делу № Ф09-1292/04 Федеральный арбитражный суд Уральского округа подчеркнул, что необходимым условием установления сервитута является отсутствие возможности обеспечения потребностей заинтересованного лица каким-либо иным способом, помимо сервитута. В иске об установлении сервитута отказано, поскольку потребности истца в использовании по назначению принадлежащего ему железнодорожного полотна не могут быть обеспечены установлением сервитута и истцом не представлено доказательств невозможности иного способа использования железнодорожных путей, помимо установления сервитута.

Аналогичные доводы содержатся в постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа от 05.08.2004 г. по делу Ф09-2445/2004) (дело № А60-15331/2003).

ЗАО «М» обратилось в суд с иском об обязании ответчика снести металлическое сооружение и бетонный забор, примыкающие к производственным помещениям истца.

Решением суда исковые требования удовлетворены. Суд пришел к выводу, что ответчик самовольно возвел металлическое сооружение, заняв частично территорию земельного участка истца, и установил бетонный забор, перекрыв дорогу общего пользования и ограничив доступ истца к принадлежащему ему имуществу.
Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, в иске отказано.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 17.11.2004 г. по делу Ф09-3817/04 постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения. По данному делу была проведена землеустроительная экспертиза, в результате которой установлено, что бетонный забор территорию земельного участка истца не занимает и, вероятно, расположен на землях общего пользования. Демонтаж (снос) забора и навеса не способен обеспечить возможность проезда на арендуемый истцом земельный участок в том месте, на которое претендует истец, поскольку движению транспорта препятствуют строения, возведенные самим истцом.
Таким образом, существование забора на участке, не принадлежащем истцу, не может быть признано нарушением его прав, соответственно, отсутствуют основания для удовлетворения иска об устранении препятствий к пользованию имуществом, истцу не принадлежащим.
Требование о сносе бетонного забора вызвано необходимостью проезда истца на арендованный участок только через земельный участок, принадлежащий на праве аренды ответчику. Данное обстоятельство могло бы выступать основанием для обременения участка ответчика сервитутом, однако сервитут в отношении земельного участка ответчика не установлен, и согласно заключению эксперта существует возможность проезда на участок истца с другой стороны.

Таким образом, при отсутствии сервитута и наличии иного доступа к имуществу истца требование об устранении препятствий к пользованию земельным участком, принадлежащим другому лицу, удовлетворению не подлежит.

3. Требование о предоставлении права пользования дорогой, расположенной на земельном участке, принадлежащем другому лицу, является требованием о предоставлении права пользования чужим земельным участком, которое может осуществляться только при обременении его сервитутом.

Право пользования возникает с момента государственной регистрации сервитута (В постановлении от 11.11.2002 по делу Ф09-2723/2002 Федеральный арбитражный суд Уральского округа признал ошибочным вывод суда апелляционной инстанции о существовании сервитута, поскольку в материалах дела отсутствовали доказательства государственной регистрации сервитута: представленное свидетельство о праве собственности на здание не содержит ссылки на наличие обременения в виде сервитута).

При отсутствии сервитута иск об устранении препятствий в пользовании чужим земельным участком удовлетворению не подлежит (дело № А60-18651/03)

ООО «П» обратилось в суд с иском к ООО «О», ООО «У», ООО «Р» об обязании ответчиков убрать установленные в непосредственной близости от его объектов недвижимости бетонные блоки, будку контрольно-пропускного пункта, снять пост охраны и не устанавливать в дальнейшем автомобилей, блоков с тросами, будок контрольно-пропускных пунктов и иного имущества на территории внутрискладских дорог (проездов).

Решением суда в иске отказано со ссылкой на то, что к принадлежащим истцу объектам недвижимости обеспечивается другой свободный доступ, а бетонные блоки, автомобили и контрольно-пропускной пункт находятся на земельном участке, право пользования которым принадлежит ответчику – ООО «Р».

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 05.05.2004 г. по делу N Ф09-1200/04-ГК судебные акты оставлены без изменения.

Суд пришел к выводу о том, что предъявленное истцом требование об обязании ответчиков убрать имущество для обеспечения беспрепятственного проезда транспорта к принадлежащим истцу на праве собственности объектам недвижимости по юридической природе является негаторным иском (ст.304 ГК РФ). Для его удовлетворения истец должен доказать, что нарушение его права собственности обусловлено действиями (бездействием) ответчиков, которые носят противоправный характер и продолжаются на момент предъявления иска. Правомерные действия лиц, создающие собственнику препятствия в пользовании и (или) распоряжении его имуществом (например, вследствие ареста имущества или договора о залоге с оставлением предмета залога у залогодателя под замком и печатью залогодержателя), основанием для удовлетворения негаторного иска не являются.

Из материалов дела следует, что действия ответчиков, установивших бетонные блоки с тросами и будку охраны, были правомерными. Указанные сооружения установлены в пределах границ земельного участка, принадлежащего ООО «Р» на праве бессрочного пользования. Факт отсутствия правонарушения в действиях ответчиков, установивших заградительные сооружения, установлен постановлением Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга.

Суд отклонил довод истца о том, что сооружения установлены на дорогах общего пользования. Право бессрочного пользования земельным участком, на котором расположена дорога, принадлежит ответчику, следовательно, требование истца о пользовании дорогой, расположенной на принадлежащем ООО «Р» земельном участке, по существу, является требованием о пользовании соседним земельным участком, которое может осуществляться при обременении последнего сервитутом. Сервитут в отношении данного земельного участка не зарегистрирован в установленном законом порядке (п.1 ст.131 ГК РФ), следовательно, соответствующего права пользования чужим земельным участком у истца не возникло (п. 2 ст. 8 ГК РФ).

Аналогичная позиция нашла отражение в постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа от 08.10.2002 г. по делу 2448/2002.

4. Обеспечительные меры в виде обязания обеспечить беспрепятственный доступ к земельному участку, принадлежащему другому лицу, не могут быть приняты в качестве обеспечения иска об установлении сервитута (дело № А60-14692/2005)

Потребительское общество одновременно с предъявлением иска об установлении сервитута в отношении земельного участка обратилось в суд с ходатайством об обеспечении иска путем обязания ИП Ш. обеспечить беспрепятственный проход сотрудников и проезд транспорта к зданию истца через земельный участок ответчика; обеспечить возможность пользоваться истцу мусороприемником (контейнером для мусора), установленным на земельном участке ответчика и не чинить препятствий истцу в пользовании его имуществом.

Суд отказал в удовлетворении заявления об обеспечении иска ввиду необоснованности необходимости принятия обеспечительных мер, указав следующее.

Предметом иска является требование об установлении права ограниченного пользования земельным участком для обеспечения беспрепятственного прохода и проезда сотрудников истца, а также автомашин к зданию истца, расположенному на соседнем земельном участке, принадлежащим ответчику. В качестве обеспечительных мер истец просит обеспечить возможность беспрепятственного доступа к земельному участку ответчика.

Таким образом, требование о принятии обеспечительных мер в сущности полностью совпадает с предметом спора, разрешить который еще предстоит в судебном заседании.

Подобная ссылка заявителя в ходатайстве об обеспечении иска не принята судом в качестве надлежащего обоснования возможности причинения значительного ущерба истцу или затруднительности исполнения судебного акта, поскольку правомерность и обоснованность требования истца об установлении права ограниченного пользования земельным участком подлежит установлению при рассмотрении дела по существу в суде первой инстанции.

5. При переходе права собственности на земельный участок обременение последнего сервитутом сохраняется.

Лицо, в интересах которого установлен сервитут, вправе предъявить негаторный иск для защиты своего права пользования имуществом, обремененным сервитутом (дело №А60-33285/03).

ЗАО «Р» обратилось в суд к ООО «С» об обязании ответчика устранить препятствие в пользовании принадлежащим ему на праве собственности имуществом, путем обеспечения беспрепятственного допуска на территорию очистных сооружений ливневой канализации.

Решением суда исковые требования удовлетворены по следующим основаниям.

Истец приобрел очистные сооружения ливневой канализации по договору купли-продажи. Сооружения находятся на территории имущественного комплекса, являющегося собственностью ООО «Ср» и переданному по договору аренды ООО «С». В отношении части земельного участка, где расположены подземные очистные сооружения, установлен сервитут. Таким образом, право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут), на котором расположено приобретенное истцом имущество, в порядке сингулярного правопреемства перешло к истцу. Ответчик ограничивает доступ сотрудников истца на территорию очистных сооружений.

Основываясь на ст.304, 305 ГК РФ, суд указал, что правом на негаторный иск обладают собственник, а также титульный владелец, которые владеют вещью, но лишены возможности пользоваться или распоряжаться ею. Поскольку истец приобрел и владеет имуществом, обремененным сервитутом, на законном основании, он вправе использовать вещно-правовые способы защиты своего права пользования чужим земельным участком.

6. Взыскание платы за пользование проезжей частью неделимого земельного участка, предоставленного в аренду нескольким арендаторам, возможно только при обременении данного участка сервитутом в интересах кого-либо из арендаторов.

При отсутствии сервитута требование об оплате совместно используемой части земельного участка, заявленное одним из арендаторов неделимого участка, удовлетворению не подлежит (дело № А60-17102/03).

ООО «Г» обратилось в суд с иском о взыскании с ООО «С» платы за пользование проезжей частью неделимого земельного участка, предоставленного сторонам для совместного использования, ссылаясь на то, что истец несет необоснованные убытки в связи с оплатой в полном объеме стоимости аренды земельного участка, на котором расположена и проезжая часть, используемая в том числе ответчиком.

Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано по следующим основаниям.

По условиям договора земельный участок предоставлен сторонам для совместного пользования с распределением арендной платы пропорционально площади помещений, находящихся в их собственности к общей площади помещений зданий, расположенных на данном земельном участке.

Земельный участок используется ответчиком в соответствии с условиями договора аренды, обязанность по уплате арендной платы исполняется надлежащим образом путем перечисления денежных средств на бюджетный счет отделения федерального казначейства.

Сервитут в отношении территории данного земельного участка, используемой сторонами в качестве проезжей части, в интересах истца не установлен.

Таким образом, пользование земельным участком осуществляется сторонами в соответствии с условиями договора аренды и основания для взыскания в пользу истца платы за использование ответчиком проезжей части земельного участка отсутствуют.

7. Споры об установлении и прекращении публичного сервитута подлежат рассмотрению в порядке, предусмотренном главой 23 Арбитражного процессуального кодекса РФ, на основании заявления заинтересованного лица (Данная позиция поддерживается Высшим Арбитражным Судом РФ (п.29 Постановления Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 г. N 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства»).) (дело №А60-22495/2004).

ООО «А» обратилось в суд с заявлением о признании недействующим постановления главы муниципального образования, которым установлен бессрочный постоянный сервитут на право прохода людей и проезда автотранспорта в отношении части земельного участка, арендуемого заявителем.

Решением суда заявленные требования удовлетворены, дело рассмотрено в порядке, установленном главой 23 АПК РФ.

Принимая дело к производству, суд основывался на ст.23 Земельного кодекса РФ, согласно которой публичный сервитут устанавливается законом или иным нормативным правовым актом Российской Федерации, нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, нормативным правовым актом органа местного самоуправления в случаях, если это необходимо для обеспечения интересов государства, местного самоуправления или местного населения. Исходя из данных положений, суд пришел к выводу о том, что постановление главы муниципального образования является нормативным правовым актом. Суд кассационной инстанции в постановлении от 25.11.2004 г. по делу № Ф09-3898/04 указал, что оспариваемое постановление отвечает всем признакам нормативно-правового акта и дело правомерно рассмотрено судом в порядке, установленном главой 23 АПК РФ.

8. Установление публичного сервитута осуществляется с учетом результатов общественных слушаний (ст.23 Земельного кодекса РФ). Однако непроведение общественных слушаний не является основанием для признания недействующим нормативного акта, которым установлен публичный сервитут, если в материалах дела имеются иные документы, позволяющие выявить мнение общественности по данному вопросу, и судом установлена необходимость установления публичного сервитута (дело №А60-22495/2004).

ООО «А» обратилось в суд с заявлением о признании недействующим постановления главы муниципального образования, которым установлен бессрочный постоянный сервитут на право прохода людей и проезда автотранспорта по арендуемому заявителем земельному участку.

Решением суда заявленные требования удовлетворены. Суд пришел к выводу о том, что при принятии оспариваемого акта были существенно нарушены требования ст.23 Земельного кодекса РФ, согласно которой установлению публичного сервитута должны предшествовать общественные слушания, а решение об установлении публичного сервитута должно быть вынесено с учетом общественных слушаний.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 25.11.2004г. №Ф09-3898/04ГК решение отменено, дело направлено на новое рассмотрение в связи со следующим.

Пунктом 2 ст.23 Земельного кодекса РФ предусмотрено, что установление публичного сервитута осуществляется с учётом результатов общественных слушаний.

Непроведение общественных слушаний не может служить основанием для признания нормативного акта не соответствующим закону, поскольку указанная норма права предусматривает согласительный характер таких слушаний, и предписывает лишь учитывать их результаты, а не устанавливать публичный сервитут по результатам общественных слушаний.

В материалах дела имеется письмо граждан, адресованное главе муниципального образования, в котором обратившиеся просят установить беспрепятственный проход по дороге, расположенной в пределах арендуемого заявителем земельного участка.

Отклоняя доводы органа местного самоуправления об отражении общественного мнения в заявлении жителей посёлка, суд первой инстанции не учёл, что порядок проведения общественных слушаний по вопросу установления публичного сервитута в настоящее время законодательно не установлен, а в указанном письме выражено мнение общественности по данному вопросу (Аналогичная позиция выражена в постановлении Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 10.04.2003 г. № А12-17236/02-С43: суд кассационной инстанции отменил решение об отказе в признании недействующим постановления администрации города об установлении публичного сервитута, указав в качестве одного из оснований несоблюдение требования о проведении общественных слушаний, однако подчеркнул, что отсутствие порядка проведения таких слушаний не освобождает орган, устанавливающий публичный сервитут, от получения каким-либо образом мнения общественности по данному вопросу. В материалах дела не имеется документов, подтверждающих утверждение ответчика о вынесении им постановления в интересах местного населения (потребителей), а также предпринимателей, осуществляющих торговую деятельность на территории истца.).

Кроме того, суд кассационной инстанции указал на необходимость исследования вопроса о наличии оснований для установления публичного сервитута, оценки доказательств, представленных в обоснование принятого нормативного акта, а также необходимость исследования вопроса о нарушении оспариваемым актом прав заявителя.

II. Сервитуты, обременяющие иные объекты недвижимости

9. Сервитут может быть установлен в отношении помещения санузла для обеспечения возможности прокладки трубопроводов канализации, горячей и холодной воды и их эксплуатации (дело № А60-7223/2004)

Истец обратился в суд с иском об установлении сервитута в отношении помещения туалета, ссылаясь на необходимость прокладки трубопроводов канализации, горячей и холодной воды и их эксплуатации на время существования санузла истца.

Решением суда исковые требования удовлетворены.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения по следующим основаниям.

Истец является собственником нежилых помещений, расположенных на четвертом этаже здания, ответчик является собственником помещений, расположенных на третьем этаже того же здания.

В принадлежащих истцу нежилых помещениях истцом был построен санузел, смонтировано необходимое оборудование. Для пуска санузла в эксплуатацию и использования данного объекта по назначению истцу необходимо провести работы по прокладке трубопроводов канализации, горячей и холодной воды от санузла истца к стоякам общего пользования, произвести подключение данных трубопроводов к стоякам общего пользования. Из схемы, представленной суду, следует, что прокладка трубопроводов и их подключение к стоякам общего пользования возможна только путем проведения данных работ в помещении санузла ответчика.

Истец направлял ответчику предложение об установлении истцу возможности подключения сетей канализации, однако стороны согласия не достигли.

Таким образом, истец лишен возможности пользоваться построенным им санузлом, так как для использования и эксплуатации санузла необходим доступ в помещение санузла ответчика, для подключения к стоякам общего пользования в помещении санузла ответчика.

Основываясь на ст.ст. 274, 277 ГК РФ, суд признал требования истца обоснованными и установил сервитут в отношении помещении санузла ответчика для обеспечения истцу возможности проведения работ по прокладке трубопроводов канализации, горячей и холодной воды от санузла истца к стоякам общего пользования, обеспечения необходимых условий (доступ в помещение санузла ответчика, снятие облицовки стен, отключение от водоподающих труб стояков канализации горячей и холодной воды) для их подключения к стоякам общего пользования в помещении санузла ответчика.

10. Требование о предоставлении права прохода к помещению через коридор, принадлежащий другому лицу, является требованием об установлении сервитута в отношении недвижимого имущества.

При отсутствии сервитута негаторный иск удовлетворению не подлежит (дело А60-№ 27592/03). Производственный кооператив “К” обратился в суд с иском к предпринимателю Е. об обязании ответчика разблокировать дверь, ссылаясь на невозможность пользоваться помещением в связи с неправомерными действиями ответчика, заварившего входную дверь, ведущую в коридор цокольного этажа, которым истец пользуется для прохода в свое помещение.

Решением суда исковые требования удовлетворены со ссылкой на постановление апелляционной инстанции по другому делу, которым, по мнению суда, установлен факт правомерного пользования коридором со стороны истца.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, в иске отказано.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 31.08.2004 г. по делу № Ф09-2767/04 постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения.

Суды апелляционной и кассационной инстанции исходили из следующего.

Истец, будучи собственником нежилого помещения в многоэтажном здании, решил оборудовать другой выход из своего помещения через коридор нежилого помещения, принадлежащего иному собственнику.

Доказательства согласия собственника на пользование коридором в деле отсутствуют, соответственно, нет оснований для вывода о том, что коридор используется истцом правомерно.

Таким образом, истец, заявляя такое требование, фактически просит не устранить препятствия в пользовании своим имуществом, а предоставить право выхода именно через коридор, принадлежащий муниципалитету, в отсутствие согласования с собственником возможности установления дверного проема и установления сервитута на пользование коридором.

При таких обстоятельствах негаторный иск удовлетворению не подлежит, поскольку факт нарушения третьими лицами прав собственника (иного титульного владельца), лежащий в основании данного иска, не доказан.

11. Плата за пользование недвижимым имуществом, обремененным сервитутом, определяется исходя из соотношения площадей помещений, принадлежащих сторонам на праве собственности, и общей площади помещений, обремененных сервитутом.

При установлении размера платы должно соблюдаться требование о соразмерности платы за пользование сервитутом затратам на содержание имущества, обремененного сервитутом (дело №А60-9965/04)

ЗАО «П» обратилось в суд с иском к ОАО «Пр» об установлении платы за право ограниченного пользования недвижимым имуществом ответчика в размере 279 руб. в месяц.

Решением суда условие соглашения об установлении сервитута, касающееся размера платы изложено в следующей редакции: “Общая сумма за право ограниченного пользования Объектом составляет 1000 руб. в месяц. Плата за пользование сервитутом подлежит ежегодному изменению с учетом индекса инфляции, который определяется органами статистики по региону». Принимая решение, суд исходил из следующего.

Истец занимает 2,3 % площади помещений ответчика, что составляет 6,59 кв.м от общей площади помещений, обременяемых сервитутом. Исходя из себестоимости содержания одного квадратного метра (127 руб.), расходы на содержание 6,59 кв.м составляют 836 руб. 93 коп. Суд увеличил данную сумму на 20 % с учетом получения разумной прибыли и компенсации неудобств и определил размер платы 1000 руб. в месяц.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения. Суд апелляционной инстанции согласился с размером платы, установленным судом первой инстанции. При этом указал, что в соответствии со статьями 274-276 ГК РФ включение в состав платы за сервитут разумной прибыли от предоставления права пользования сервитутом неправомерно, поскольку данные нормы предусматривают соразмерную компенсацию за содержание недвижимого имущества, обремененного сервитутом. Однако поскольку собственник не включил в расчет соразмерной компенсации сумму налога на добавленную стоимость, составляющую 20%, как и определенная судом первой инстанции сумма прибыли, размер платы за пользование сервитутом, установленный судом первой инстанции, не изменился.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 2.11. 2004 г. по делу N Ф09-3622/04-ГК судебные акты оставлены без изменения. Основываясь на п.5 ст.274 ГК РФ, суд кассационной инстанции указал, что соразмерность является оценочной категорией и признал обоснованным размер платы за пользование недвижимым имуществом, обремененным сервитутом, отклонив доводы заявителя жалобы о том, что
с учетом неудобств по пользованию своими помещениями, которые создает истец ответчику сервитутом, соразмерной является плата в сумме 5000 руб. в месяц.

————————————————————————————————————————
[1][1] Е.Г. Сирота – судья Арбитражного суда Свердловской области, канд. юрид. наук, преподаватель кафедры гражданского права УрГЮА

М.Л. Скуратовский – судья Арбитражного суда Свердловской области, председатель судебного состава

И.Г. Чайка – помощник судьи Арбитражного суда Свердловской области, соискатель кафедры земельного права УрГЮА

О.В. Шихалева – преподаватель кафедры земельного и экологического права УрГЮА, аспирант кафедры предпринимательского права УрГЮА

www.intellectpro.ru

Комментарии отключены.